Типы демографического поведения семьи, их влияние на демографические процессы и стратегии управления семейно-демографической сферой российского общества

14.11.15 16:04




Исследователи отмечают, что «почти полтора десятилетия «рыночных реформ» кардинально изменили институт брака, семьи и родительства как в отношении поведения граждан, так и семейных ценностей...Уменьшение числа детей в семьях, увеличение добрачных зачатий и внебрачных рождений, сознательная и вынужденная бездетность супружеских пар, ежегодный рост числа детей, лишенных родительского попечения, высокий показатель разводов и раздельного проживания супругов, насилие в отношении членов семьи – последствия ее разрушения» [1].

В среднестатистической городской семье число детей составляет 1,15 ребенка, и причины такого неблагополучного состояния демографической ситуации в стране кроются, по мнению российских ученых, не только в изменении репродуктивного поведения женщины, а в глубинной трансформации института семьи в России [См.: 2]. Последняя точка зрения, на наш взгляд, более точная, но при всем многообразии подходов и акцентировании на сильном влиянии изменений в семейной сфере жизни общества на демографические процессы, никто из исследователей не предлагает методологии исследования этой взаимосвязи между трансформацией семьи и развитием демографической сферы общества.
В данной статье рассматривается влияние трансформационных процессов в сфере семьи на демографические процессы через анализ трансформации демографического поведения семьи, которое изменяется в соответствии с основными тенденциями трансформации семейной сферы и подчиняется законам ее институциональной трансформации. В соответствии с институциональным пространством российской семьи и сосуществовании в нем трех типов (традиционный, трансформационный и современный) [3] семейных институтов, типология демографического поведения российской семьи представлена такими типами, как: традиционный, трансформационный и современный. Каждый из обозначенных типов формируется в зависимости от того, каким образом происходит взаимодействие формальных, неформальных и индивидуальных ограничений в институциональном пространстве российской семьи.
При сочетании формальных и неформальных с доминированием неформальных норм и правил семейных отношений образуется традиционный тип семьи и ее демографического поведения. В эпоху трансформации неформальные ограничения семейных отношений уже не соответствуют новой реальности, они начинают разрушаться и на их основе формируются новые типы семейных отношений, которые становятся следствием активизации индивидуальных ограничений семейных отношений вследствие недейственности формальных ограничений и незаинтересованности формальных агентов трансформации в развитии и поддержке семейной сферы. В рамках формирующегося трансформационного института семьи, еще не принявшего какой либо определенной формы и совмещающего в себе элементы прежней семейной системы и нарождающейся новой, формируется и столь же неопределенный тип демографического поведения семьи. Институт семьи, основанный на индивидуальных ограничениях при поддержке со стороны формальных норм и правил, символизирует появление современного института семьи, который еще не институционализировался окончательно в обществе, конкурирует с прежним традиционным институтом семьи и является источником его трансформации и порождения трансформационных типов семей в рамках института трансформационной семьи. Расстановка институциональных семейных типов в институциональном пространстве может меняться в зависимости от многих факторов, самым главным и влиятельным из которых является направление формирования формальных ограничений семейных отношений.
Традиционный тип демографического поведения российской семьи характеризуется следующими характерными признаками и показателями:
1. рождение первого ребенка происходит в первые годы семейной жизни (за исключением тех случаев, когда существуют препятствия медицинского характера); 2. ориентация на многодетную семью, независимо от материального и социального статуса семьи; 3. негативное отношение к бездетным семьям, особенно добровольно бездетным; 4. относительно высокая стабильность семейных отношений (количество разводов минимальное); 5. социально-профессиональный статус семьи, как правило, определяется положением мужчины в обществе; 6. однокарьерный тип семьи, в котором социально-профессиональную мобильность и карьерный рост осуществляет глава семьи – мужчина; 7. расширенный тип семьи, так как кто-то из детей обязательно остается жить с родителями и после создания своей семьи; т.е. «пустое гнездо» является редким явлением при данном типе демографического поведения семьи; 8. воспитание детей осуществляется на основе преемственности ценностей и норм традиционной культуры через поколенческие структуры; 9. нормой является официально зарегистрированный брак или принятый в обществе в качестве такового в рамках обычного права (например, у осетин).
Традиционный тип демографического поведения семьи характеризуется воспроизводством, преимущественно, количественных показателей (рост рождаемости, семейных структур), но при этом в современных российских условиях данный тип характеризуется сложностями в социальной адаптации семьи, т.к. государство уже перестало поддерживать семью на том уровне, на котором оно поддерживало советскую семью, с чем и связан кризис традиционной советской семьи, основанной на советских традициях. Иначе обстоит ситуация с традиционной семьей, основанной на приверженности этническим и религиозным традициям, которые в условиях отказа государства от семьи и ее поддержки стали основой ее существования. Уровень адаптированности членов такой семьи определяется крепостью родственных уз, сплоченностью этноса и т. д. Такой тип демографического поведения, особенно характерный для традиционных семей, основанных на этнокультурных, а не советских традициях, в слабой степени подвержен влиянию внешних факторов (экономических, политических), с чем и связан достаточно стабильный и высокий демографический рост у традиционных народов России. С учетом того, что этнической основой (по количественным показателям) российского государства является русский этнос, не отличающийся сохранностью традиционной культуры, ни советского, ни этнокультурного типа, уровень семей, придерживающихся традиционного типа демографического поведения в современной России, относительно небольшой, хотя данный тип и отличатся достаточно высокой устойчивостью по отношению к внешним факторам влияния. Следовательно, его реализация у традиционных народов России принципиально не характеризует демографическую ситуацию в стране в целом и не является ее показателем, тем более в условиях активной трансформации традиционного типа демографического поведения российской семьи, которая началась задолго до известных событий 90-х гг. в России.
С установлением советской власти плавное течение демографических процессов на традиционной основе было нарушено, ускорив уже начавшееся снижение рождаемости, подкрепленное законодательством того времени, легализовавшим разводы и аборты. Ответом советского правительства на сокращение рождаемости стало ужесточение семейного законодательства, что выразилось в запрете абортов и необходимости регистрации отношений. Надо отметить, что демографическая ситуация несколько стабилизировалась перед второй мировой войной, которая катастрофически подорвала демографический потенциал нации, унеся миллионы жизней советских людей. В трудные годы послевоенного восстановительного периода в репродуктивном поведении многих поколений женщин обозначился переход к двухтрехдетной семье. В результате этого в 60-е гг. обозначился своеобразный провал в демографии СССР: в 1960 году в России родилось 2,8 миллиона детей, а в 1968 – всего 1,8 миллиона [4].
Однако, с нормализацией экономической ситуации в стране, а также либерализацией семейного законодательства и формированием активной просемейной политики, направленной на укрепление института семьи, материнства и детства произошел значительный рост рождаемости в последние десятилетия существования советской власти [5].
Традиционно-модернистский (или трансформационный) тип демографического поведения российской семьи характеризуется отсутствием четких критериев, показателей, черт, так как сформировался на осколках традиционного типа демографического поведения семьи, но с элементами современного, который еще только начинает формироваться. В целом, характеризуется тем, что при сохранении прежней структуры семейных и супружеских отношений, типичных для традиционного типа, наблюдается уменьшение детности семьи (переход к малодетной) и нарушение воспитательных функций, поскольку прежние ценности воспитания разрушены или не признаются правильными, а новые еще не стали нормой в обществе и социализация приобретает, в условиях отказа от всего, что было раньше, стихийный характер.
Такой тип демографического поведения семьи обладает крайней неустойчивостью, деструктивными последствиями, как для семьи, так и для общества, слабой адаптированностью, снижает демографически показатели, как по количеству, так и по качеству человеческих ресурсов. Являясь самым распространенным типом демографического поведения семьи в России (о чем ярко свидетельствуют многочисленные данные эмпирического характера, приводимые нами ранее, в которых отражается трансформация ролевой структуры семьи, супружеских отношений, основ воспитания и социализации детей, их уменьшение, рост разводов и т.д. и т.пр., а также численное преимущество семей трансформационного типа), он определяет и демографическую ситуацию в стране: снижение рождаемости, повышение смертности как следствие снижения физического и социального самочувствия населения, высокий уровень брачности как отражение ментальных установок на официально зарегистрированный брак как норму семейной жизни, но столь же высокий уровень разводов как отражение разрушения основ семейной стабильности и поиска ее новых форм.
Третий тип демографического поведения семьи – современный, реализуемый в практике тех семей, которые по нашей классификации относятся к современной семье как совокупности различных типов и стилей семейной жизни, основанных на эгалитарных принципах организации семейных отношений. Основной характеристикой такой семьи, в различных ее вариантах (зарегистрированная или незарегистрированная, малодетная или малодетная, полная или неполная, моноэтническая или межэтническая и т.д.) акцент делается на качественные характеристики: и в супружеских отношениях, и в воспитании, и в профессиональном росте, и в формировании в целом семейных отношений.
Специфика демографического поведения семьи такого типа заключается также в качестве. Типичными чертами данного современного типа демографического поведения семьи выступают следующие:
– рождение первого ребенка происходит, как правило, не сразу после начала семейных отношений, а отодвигается на более поздний срок (причиной может быть, как желание проверить чувства и прочность отношений, так и фактор социальнопрофессионального становления);
– ориентация на малодетную семью;
– сознательная бездетность является довольно частым и социально приемлемым явлением;
– достаточно высокий уровень разводов и, соответственно, неполных семей и повторных браков;
– социально-профессиональный статус семьи не имеет ярко выраженной гендерной окраски и определяется, как положением мужчины в обществе, так и женщины;
– доминирует двухкарьерный тип семьи, в котором социально-профессиональную мобильность и карьерный рост осуществляется обоими супругами;
– нуклеарный тип семьи, который воспроизводится и в следующем поколении; что приводит на определенном жизненном этапе семью к «пустому гнезду» после того, как вырастают дети.
Необходимо также отметить, что ориентация на создание комфортных семейных отношений как основа современного типа демографического поведения семьи предполагает высокий уровень ответственности за социальное и физическое здоровье членов семьи, их духовное и физическое совершенствование, профессиональный рост, что, в итоге, способствует росту качества человеческого потенциала в семьях такого типа, более высокого уровня здоровья его членов. Конечно, доминирование такого типа демографического поведения семьи в обществе сопровождается демографическим спадом, поскольку нормой современной эгалитарной семьи является малодетная семья, однако, наблюдаются и иные тенденции демографического характера – увеличение продолжительности жизни, уменьшение уровня смертности, детской заболеваемости, трудовой миграции (тенденции, характерные для Запада, где такой тип демографического поведения является весьма распространенным). Следствием распространения такого типа демографического поведения является снижение демографических показателей на протяжении длительного периода, но увеличение качественного потенциала населения, его социального и физического самочувствия, уменьшение смертности в обществе, так как данный тип является устойчивым, в слабой степени подверженным внешним влияниям (чем и объясняется неэффективность материального стимулирования как метода повышения уровня рождаемости на Западе, а также объясняет малодетность экономически развитых европейских стран и материально обеспеченных семей). Изменить репродуктивные установки с помощью каких-либо мер материального стимулирования в обществе, активно реализующем эгалитарный (современный) тип демографического поведения, практически, невозможно.
Несмотря на демографические угрозы депопуляции российского населения, мы считаем, что для России в сложившейся социальной реальности современный тип демографического поведения, основанный на эгалитарных принципах организации семейных отношений, является наиболее подходящим по нескольким причинам.
Во-первых, Россия, цивилизационное пространство которой представлено восточной и западной культурой, все же по своему типу и численному составу населения тяготеет к западной культуре, чем и объясняется более стремительное распространение именно в русской семейной среде западных эгалитарных семейных ценностей и распад советской (преимущественно русской) традиционной семьи, в то время как традиционная семья, основанная на этнокультурных традициях до сих пор еще эффективно функционирует в национальных регионах России. Эгалитарная семья в России и соответствующий ей тип демографического поведения не будет идентичным европейской эгалитарной семье, если не произойдет смена социокультурного кода россиян, но, в соответствии с теорией институциональных матриц [См.: 6], отобрав нужное ей и адаптировав элементы иной институциональной матрицы, российская институциональная матрица приобретет иной вид, сохранив свои базовые элементы, чем и будет отличаться от своего западноевропейского «донора».
Высокая степень эгалитаризации семейных ценностей в молодежной среде России (за исключением молодежи национальных регионов России, и прежде всего, Северного Кавказа) и в частности репродуктивных установок как базового показателя демографического поведения семьи является подтверждением институционализации данного типа демографического поведения, так как эти ценностные установки будут в скором времени реализованы в непосредственной семейной демографической практике.
Во-вторых, в условиях разрушения традиционной семьи и, соответственно, незначительного количества семей, характеризующихся традиционным типом демографического поведения, а также доминирования трансформационного типа демографического поведения семьи, неустойчивого, слабо прогнозируемого и неуправляемого, только современный тип демографического поведения семьи потенциально является эффективным, так как он отличается устойчивостью, прогнозируемостью, определенностью и, следовательно, управляемостью. А приоритет качества над количеством в его характерологической структуре позволит нивелировать многие негативные явления в семейной сфере общества (насилие в семье, равнодушие, детское бродяжничество, снижение уровня образованности, воспитанности и т.д.), распространяемые в результате огромного количества семей с неустойчивым типом демографического поведения, соответствующего трансформационному. Высокая степень неустойчивости, неопределенности и слабой прогнозируемости формирует высокий уровень трансакционных издержек в институциональном пространстве трансформационной семьи.
И, в-третьих, социально-экономическая нестабильность, связанная с переходом к новым экономическим отношениям, делает современный эгалитарный тип демографического поведения семьи, который основан на индивидуальной ответственности за принятие семейных решений и семейного выбора, наиболее адаптивным, что немаловажно в условиях определяющего влияния материального фактора на социальное самочувствие и жизнедеятельность семьи.
Итак, соответствие цивилизационному пути развития российского общества, устойчивость, прогнозируемость и управляемость, а также более высокая степень адаптивности в социально-экономических условиях российского общества – вот те основания, которые позволяют выделить данный тип демографического поведения семьи в качестве наиболее адекватного для современной России и потенциально эффективного для стабилизации семейной и демографической сферы общества.
Характеристика социологического исследования. Опрос по изучению отношения студенческой молодежи к семье и семейным ценностям проведен в 2012 г. методом случайного отбора в Дагестанском государственном университете (ДГУ
– студенты юридического, экономического, социального факультетов), Дагестанской государственной медицинской академии (ДГМА – студенты лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов), Дагестанском государственном техническом университете (ДГТУ – студенты факультета информационных систем и факультета нефти, газа и природообустройства), Дагестанском государственном институте народного хозяйства (ДГИНХ – студенты технологического факультета). N – 378.
В экспертном опросе приняли участие сотрудники Дагестанского государственного университета, Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН, Дагестанского государственного технического университета, Центра социальной помощи семье и детям (г. Хасавюрт). N – 86. (2012 г.)
В нашем социологическом исследовании было зафиксировано, что в подавляющем большинстве студенческая молодежь планирует иметь от 2-х до
4-х детей (1,9 %, 42,6 %, 23,7 %, соответственно), при этом мужчины ориентированы на 4-х детей (26,8 %), женщины на 3-х (44,5 %). Тот факт, что подавляющее большинство планирует иметь не более 3-х детей из опрошенных респондентов, обусловлен, во многом, тем, что сами респонденты в большинстве случаев являются представителями двух(26,6 %), трех(34,6 %), четверодетных (27,4 %) семей. По сравнению с общероссийскими данными о репродуктивных установках молодежи данные показатели являются достаточно высокими, но не для Дагестана, народы которого всегда славились своей многодетностью. Либерализация семейных ценностей в оценках молодежи Дагестана проявилась также в отношении к семьям карьерного типа: в позициях опрошенных доминирует суждение, нейтрально оценивающее семью карьерного типа, «в которых супруги стремятся первоначально к профессиональной карьере, не планируя появление в семье ребенка до достижения профессиональной и материальной стабильности», потому что «каждая семья сама выбирает свой жизненный путь и стиль семейной жизни» (45,0 %); разница между позитивной и негативной оценкой «ребенок должен расти в достатке» (22,5%) и «самое важное в семье – это дети» (28,7 %) несущественна и небольшая доля опрошенных хорошо относится к семьям карьерного типа, т.к. «ребенок отнимает много времени, внимания и заботы, что не совместимо с карьерной деятельностью» (2,7 %).
Эксперты придерживаются аналогичного со студентами позиции демонстрируя терпимое отношение к семьям карьерного типа: «нейтрально, так как каждая семья сама выбирает свой жизненный путь и стиль семейной жизни» (59,5 %), «отрицательно, так как самое важное в семье – это дети» (26,2 %), «положительно, так как ребенок должен расти в достатке» (11,9%), «хорошо, так как ребенок отнимает много времени, внимания и заботы, что не совместимо с карьерной деятельностью» (1,2 %).
Вместе с тем, и на вопрос «Должна ли каждая женщина должна стать матерью?» 91,3% опрошенной студенческой молодежи придерживаются жесткой позиции «да, если она может ею стать» против 6,2% тех, кто полагает, что «нет, не обязательно, это личный выбор каждой женщины». Более того, студенческая молодежь не осуждает сознательно (добровольно) бездетных супругов с формулировкой «это личное дело каждой семьи» (60,2 %); негативное отношение выражают 24,9 % – «осуждаю такое семейное поведение – супруги должны иметь детей» и 12, 5 % считают, что «их вполне можно понять». Точно такое же отношение демонстрируют эксперты: «это личное дело каждой семьи» (66,7 %), «осуждаю такое семейное поведение – супруги должны иметь детей» (23,8%) и «их вполне можно понять» (4,8 %).
С целью эффективной реализации программы улучшения демографической ситуации в стране и мер по укреплению института семьи опрошенные эксперты предлагают «усовершенствовать системы контроля реализации программ в области решения семейных и демографических проблем» (54,8 %), «усовершенствование системы общественной пропаганды ценностей семьи и семейного образа жизни» (32,1 %), «активное освещение семейной проблематики в СМИ» (20,2 %), «создание комитета по семейной политике в системе администрации (города, области, республики» (14,3%) и «введение в систему среднего/высшего образования учебного курса «Семьеведение» (8,3 %).
Таким образом, семейные структуры, особенно в плане детности, воспроизводятся через поколение детей, а, следовательно, Дагестан может рассчитывать на достаточно высокий уровень воспроизводства в республике, чего не скажешь о других регионах страны, в которых рассчитывать на повышение рождаемости в ближайшее будущее и изменение репродуктивных установок не приходится, так как поколение, и не одно, социализация которого прошла в условиях малодетности, не будет в своей семейной практике, как правило, использовать другой опыт, незнакомый ей.
Достаточно низкие репродуктивные установки современной студенческой молодежи современной России зафиксированы в других исследованиях. Например, в исследовании «Свобода. Неравенство. Братство» московские социологи выявили, что в молодежных семьях мало детей (как правило, один) и только 7% опрошенных хотели бы иметь трех и более детей, в то время, как большинство – 53,4% ориентированы на одного ребенка [7]. Да и в целом по стране среди различных поколений россиян фиксируется ориентация на модель малодетной семьи. В настоящее время, согласно результатам масштабного всероссийского исследования Институт социологии РАН «О чем мечтают россияне» 25 % россиян хотят одного ребенка, 59 % – двоих и 16 % – больше двух [8].
Учитывая мнение исследователей о возможности повышения рождаемости и стабилизации семьи на основе оптимизации государственной семейной политики, а также ее достаточно низкую эффективность на настоящий момент, мы решили, размышляя в русле данного направления, что семейная политика в современной России требует коренных изменений и большей активизации с возможным созданием специальных крупных управленческих структур в рамках городских, районных, областных Администраций, специально занимающихся реализацией семейной политики и разработкой мер по ее усовершенствованию. Работа данных структур должна базироваться на определенном видении изменений, которые необходимо провести в семейно-демографической сфере с тем, чтобы выйти из демографического кризиса.
Наши размышления, основанные на вышеприведенных доводах методологического характера, сводятся к следующему. Изменение демографической ситуации возможно при институционализации определенного типа демографического поведения семьи через быстрое изменение формальных институтов. В рамках институционализации современного (эгалитарного) типа демографического поведения семьи мы хотим предложить модель под названием «качественная семья» как некий образ семьи, внедрение и формирование которого в российском обществе позволит разрешить некоторые из ее острейших демографических проблем.
Возможно, данное название («качественная семья») несколько некорректно звучит, однако, если исходить из того, что в основе такой семьи находится «качество»: качество супружеских отношений, качество детей (уровень воспитания, образования, социального и физического здоровья и т.д.), качество семейных отношений в целом, то это название себя вполне оправдывает. Мы считаем, что предпосылки для инстиуционализации такой модели в России уже сложились, поскольку данная модель соответствует эгалитарному типу семьи, который получает в России большое распространение, а, в основе такого типа семьи находится качество супружеских отношений и семейных в целом. Даже в традиционных регионах России идет процесс трансформации семейных отношений по направлению их эгалитаризации [9], хотя он и гораздо менее заметен, нежели в европейской части России. В нашем исследовании тенденции либерализации и эгалитаризации семейных отношений проявились в достаточно спокойном отношении к добровольной бездетности, к карьерным установкам супругов, не стремящихся обзавестись потомством до профессиональной самореализации и т.д. Можно сделать вывод, что в пространстве семейных отношений, детерминирующих демографическое поведение дагестанской семьи, пересекаются разнопорядковые семейные ценности, отражающие приоритет традиционализма в семейно-брачной сфере при явной тенденции модернизации семейных ценностей и отношений в процессе институциональной динамики в сфере семьи в условиях трансформации российского общества.
Возвращаясь к идее «качественной семьи», следует отметить, что ее актуализация связана с ростом негативных процессов духовно-нравственного происхождения в современном российском обществе, что и поставило на повестку дня, на наш взгляд, вопрос не о количестве населения (на чем, к сожалению, акцентирует внимание большинство отечественных исследователей), а о его качестве. Оздоровление российского народа представляется более важной проблемой, в связи с чем семейно-демографическая политика российского государства, по нашему убеждению, должна быть ориентирована на рост качественных показателей.
Недостаток взаимопонимания, моральной поддержки, эмпатии, взаимопомощи в современной российской семье и обществе в целом делает необходимым актуализацию именно этой стороны семейных и социальных отношений. По данным И.Ф. Дементьевой в современных российских семьях (35%), имеющих школьников, царит равнодушие, отсутствие интереса друг к другу и допускается рукоприкладство [10].
В качестве основных критериев модели «качественной» семьи выступают следующие семь показателей: 1. уровень социального здоровья членов семьи; 2. уровень физического самочувствия членов семьи; 3. материальный уровень, позволяющий членам семьи удовлетворять основные духовные и материальные потребности; 4. уровень воспроизводства (обязательное наличие в семье ребенка); 5. уровень образования (наличие минимального уровня образования и профессиональной квалификации); 6. правовой уровень (отсутствие правонарушений, судимости, насилия в семье и т.д.); 7. социально-психологический уровень (благоприятный психологический климат в семье, положительное мнение социального окружения и др.).
Таким образом, под моделью «качественной» семьи следует понимать такую семью, в которой формируется социально здоровая личность, способная к передаче социальных ценностей и ценностей семейного образа жизни последующему поколению. Со временем качественные изменения в функционировании семьи в России приведут к количественным изменениям за счет институционализации главной ценности – ценности семейного образа жизни, что приведет к улучшению социального и физического здоровья, уменьшению количества разводов, насилия в семье, одиночества, числа беспризорников и т.д., а, следовательно, и к улучшению демографической ситуации. Процесс этот долгий и требует переосмысления ценности семьи на уровне всего общества.
Акцентирование внимание на качественных параметрах семьи в нашей семейной парадигме продиктовано тем, что причина демографического кризиса и семейного неблагополучия, на наш взгляд, кроется по большей части не в экономических и материальных факторах, а в духовном неблагополучии российского населения, которое, в соответствии с ужасающими данными об уровне самоубийств, алкоголизации, распущенности нравов, преступности, различного вида насилия и т.д., позволяет сделать вывод о цивилизационном кризисе и, как следствие, появлении синдрома национальной ущербности, цивилизационной отсталости, на основании чего отечественные демографы сделали вывод о прямой зависимости демографической динамики от духовного неблагополучия [См.: 11]. Непременным условием движения вперед, справедливо отмечает Л.И. Никовская, является постоянный диалог общества и государства, социума и власти [12]. Поэтому, успешное воплощение данной модели «качественной» семьи на практике потребует эффективного взаимодействия ряда социальных институтов общества при одновременном воздействии на общество: 1. со стороны государства (государственная семейная политика), 2. СМИ (тщательный анализ, вплоть до цензуры со стороны государства, поступающей информации на телевидение, журналы, радио, а также целенаправленное масштабное воздействие на сознание россиян и внедрение семейных ценностей с помощью создания семейных передач, пропагандирования семейного образа жизни через кино и т.д.), 3. системы образования. В результате целенаправленного воздействия со стороны государства и общественно-политических сил семья в России будет трансформироваться в заданном направлении, а для отслеживания и прогнозирования динамики и характера изменений в ее функционировании следует интенсивно использовать социологический мониторинг как средство обеспечения эффективного функционирования системы прогнозирования в совокупности с другими методами социологического исследования в качестве необходимого элемента управления данным процессом (см. схему 1).

обратная связь

каналы влияния на семью

государственная семейная
политикаСМИ система образования

семья

система социального контроля и прогнозирования
(социологический мониторинг и т.п.)

Схема 1. Механизм внедрения модели «качественной» семьи.

На наш взгляд, основной целью семейной политики государства должно стать формирование «качественной» семьи в России, что предполагает отход от политики, направленной на количественные параметры семьи и решение, в основном, демографических вопросов. Т.е. основным инструментом для реализации этого проекта выступает государственная семейная политика, которая, по нашему мнению, должна содержать в себе следующие основные элементы: а) создание достойных условий, которые позволили бы семье самостоятельно, без социальной помощи государства при работоспособных родителях обеспечить себя, не испытывая экономическую зависимости от государства; б) совершенствование правового семейного законодательства как необходимого условия развития института семьи в русле прогрессивных семейно ориентированных законов и формирования чувства уверенности у каждого члена семьи, а также «отцовства» как необходимого элемента равноправных и эффективных родительских и семейных отношений; в) активная помощь семьям группы «риска» с детьми, которые оказались в неблагоприятных для воспитания социально и физически здоровой личности условиях; г) активное взаимодействие при формировании семейной политики с другими сферами, несущими ответственность за физическое и духовное состояние семьи, детей: сферой образования, здравоохранения, культуры и т.д.; д) развитие системы семейного консультирования для оказания психологической помощи семье, профилактики распада семьи, правовой и экономической поддержки опеки и усыновления, планирования семьи, а также работы с семьями групп риска и т. п.
Обозначенные выше элементы семейной политики, безусловно, не ограничиваются только вышеперечисленными, но суть заключается в том, чтобы семья как ячейка общества, как ее атом, ядро, начало, центр и т. д. всегда чувствовала, что она находится в центре внимания общества и государства, что ее интересы, потребности и благополучие являются интересами, потребностями и благополучием всего общества и государства, чтобы навсегда ушло это чувство «заброшенности» и «ненужности», которые переполняют сейчас российских граждан и российские семьи. Государство, не проявляющее заботу о своих семьях, детях, обречено на гибель, и именно это ожидает Россию, если отношение к семье со стороны российского государства и общества в корне не изменится.
Выводы: 1. Трансформация института семьи, выдвинувшая в качестве новой активной силы индивидуальные ограничения семейных отношений в институциональной системе трансформирующейся семьи в России, вызвала и существенные перемены в семейной практике россиян, которые все в большей степени стали ориентироваться на индивидуальные предпочтения и собственное восприятие семьи и семейных ценностей, что сказалось на семейном поведении, частью которого выступает демографическое поведение семьи. В свою очередь, демографическое поведение семьи является важным фактором влияния на демографические процессы: рождаемость, смертность, миграцию, что обуславливает глубокий анализ его трансформации. Данный анализ показал, что, в соответствии с общими тенденциями трансформации института семьи и семейных отношений трансформировалось и демографическое поведение семьи, которое стало менее ориентированным на продолжение рода, воспитание потомства и историческую преемственность поколений, а сконцентрировано на изменении социально-профессионального статуса семьи и повышении качества супружеских отношений в ней.
Государство отказалось от семьи, в свою очередь, семья перестала выполнять государственные установки в области рождения и воспитания детей, полностью автономизировалась и формирует различные стратегии демографического поведения в зависимости от региона проживания. В частности, во многих национальных регионах нашей страны традиционные основы семейнобрачных отношений еще сохраняют свои позиции, хотя процесс трансформации семейной сферы затронул и самые крепкие бастионы традиционной культуры в России. Характерная дифференциация по показателям уровня рождаемости, разводов, смертности, заболеваемости и т.д. в различных регионах России, в которых проживают представители различных этнических культур, дает основания искать причину демографического кризиса, затронувшего в основном русский этнос, не в экономической обусловленности, а в духовной. В связи с этим и требуются исследования в области этнокультурной специфики демографического поведения семьи в России. Столь же глубокий анализ требуется провести в области исследования сложившихся в российском обществе типов демографического поведения семьи.
Несмотря на демографические угрозы депопуляции российского населения, мы считаем, что для России современный тип демографического поведения, основанный на эгалитарных принципах организации семейных отношений, является наиболее подходящим в современных условиях по нескольким причинам, связанным с цивилизационными, социально-экономическими, адаптационными факторами.
Полученные результаты социологических исследований, а также их сравнительный анализ с данными других исследований подтвердили наличие серьезных предпосылок для институционализации именно этого типа демографического поведения.
Демографический характер поведения семей современного типа заключается в том, что его основой и источником становится стремление не к количественному воспроизводству и стабильности семьи (в смысле ее долгого существования независимо от характера семейных отношений), а к высокому качеству семейных, и, прежде всего, супружеских отношений, которые позволяют каждому из членов семьи полноценно самореализовываться, совершенствоваться и оставаться индивидуальностью, и именно прочность и уверенность в супружеских отношениях являются поводом для рождения ребенка в такой семье.
С целью выхода России из демографического кризиса, основой которого, по нашему убеждению, прежде всего, выступает духовное неблагополучие российского народа, мы предложили модель «качественной» семьи, внедрение которой в общественное сознание и семейную практику связано с взаимосвязанной деятельностью различных социальных институтов, под воздействием которых восприятие семьи, семейных отношений и ее истинных ценностей будет соответствовать понятию семьи как духовного союза людей, основанного на кровнородственных и иных связях, а также взаимопонимании, поддержке и психологическом комфорте, члены которого несут ответственность за себя, семью и принятые ею решения.
Литература:

[1] Гурко Т.А. Алименты; фактор качественного и количественного воспроизводства населения // Социологические исследования. 2008, № 9. С. 110.
[2] См.: Шевченко И.О., Шевченко П.В. Большая семья – какая она? // Социологические исследования. 2005. № 1.
[3] Данная типология базируется на методологии неоинституционализма и разработана в рамках формирования методологического пространства исследования институциональной трансформации семьи и демографических процессов в России. Более подробно об этом см.: Верещагина А.В. Трансформация института семьи и демографические процессы в современной России. Ростов/н/Д, 2009.
[4] Демографический ежегодник России. 2002: Стат. сб. / Редколл.: В.Л. Соколин и др. М., 2002. С. 55. [5] Григорьева И.А. Социальная политика и социальное реформирование в России в 90-х гг. СПб., 1998. С. 35.
[6] См.: Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. М., 2000; Она же. Институциональные матрицы: макросоциологическая объяснительная гипотеза // Социологические исследования. 2001. №2.
[7] Свобода. Неравенство. Братство: Социологический портрет России / Под общ. Ред. М.К. Горшкова. М., 2007. С. 84.
[8] О чем мечтают россияне (размышления социологов) // Аналитический доклад. М., 2012. С. 109.
[9] См.: Хубиев Б.Б. Семья как социально-ценностная общность форм бытия человека. Нальчик, 2007. С. 109.
[10] Дементьева И.Ф. Социальное самочувствие семьи // Социологические исследования. 2008. № 9.С. 107.
[11] Русская доктрина (Сергиевский проект) / Под ред Кобякова и В.В. Аверьянова. М., 2008.
[12] См.: Никовская Л.И. Трансформация в России с точки зрения теории конфликта // Социологические исследования. 2006. № 9.



Анна Верещагина

Профессор кафедры социологии, политологии и права Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного федерального университета, доктор социологических наук (Российская Федерация).

Мадина Шахбанова

Старший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, кандидат философских наук (Российская Федерация).

Прочитано :


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента