К истории создания Армении на территории Иреванского ханства – Часть 6

10.12.15 16:15


(Продолжение) Однако турецкая делегация была возмущена четвертым пунктом («О самоопределении Восточной Анатолии»), предъявленного «пакета договора», видя в нем вмешательство во внутренние дела. «Дано было понять, - писал позднее О. Качазнуни, - что если еще рез мы поднимем вопрос о турецких армянах, то они прекратят всякие отношения с нами.[78].

После этого конференция зашла в тупик. В такой обстановке 9/22 марта по взаимному соглашению обеих делегаций в работе конференции был объявлен перерыв. Часть делегации Закавказского Республики отправилась в Тбилиси для доклада Сейму и правительству о создавшемся на конференции положении и получения от них новых инструкций.[79].

12/25 марта в Тбилиси на совещании правительства, президиума Сейма и представителей фракции был заслушан доклад делегации о ходе мирных переговоров в Трапезунде[80]. После доклада председателя правительства Е. Гегечкори о мирных переговорах Сеймом была принята резолюция, которая гласила: «Стоя на почве своего решения от 16 февраля 1918 года по вопросу об условиях мира с Турцией, но, желая достичь почетного мира, приемлемого для Закавказья и Турции, Сейм постановляет: облечь председателя мирной делегации, министра иностранных дел Закавказья А.И. Чхенкели чрезвычайными полномочиями самостоятельно делать в этом направлении необходимые шаги»[81].17/30 марта А. Чхенкели информировал Рауф-бея о новых чрезвычайных полномочиях, которыми он был облечен и, главное, еще о том, что «дальнейшие переговоры могут вестись на почве уступок, в частности, территориальных».[82].

21 марта (3 апреля), в Трапезунде делегация Закавказской республики в собрании обсуждала проекты территориальных уступок Турции. А. Чхенкели внес на обсуждение составленный им следующий проект территориальных уступок: 1. Весь Ольтинский округ. 2. Больше половины Ардаганского округа. 3. Карсский округ по линии ниже Бегли-Ахмет. 4. Кагызманский округ близ города Кагызмана и его северной части. Однако этот проект вызвал серьезное возражение со стороны дашнаков – Качазнуни и Хатисова.[83]. Несмотря на возражения, высказанные дашнаками, 23 марта (5 апреля), на шестом и последнем заседании Конференции Закавказской делегацией было заявлено об уступке Турции указанных выше территорий. Выслушав эту декларацию, представители Султана заявили о необходимости перерыва занятий Конференции для получения дальнейших инструкций от Порты.[84].

Указанные территориальные уступки, к которым Акаки Чхенкели пытался склонить делегацию Турции, явно не удовлетворяли турок. 24 марта (6 апреля) 1918 г., в 7 часов вечера глава делегации Турции Рауф-бей представил Акакию Чхенкели ультиматум Турецкого правительства – дать в течение 48 часов ответ на вопрос – принимает ли Закавказье условия Брест-Литовского мира[85]. 25 марта (7 апреля) ультиматум с заключением А. Чхенкели был протелеграфирован правительству в Тбилиси. 26 марта (8 апреля) был получен ответ правительства с предложением максимальных уступок, после чего в тот же день единогласным постановлением делегации было протелеграфировано в Тбилиси о необходимости по совокупности обстоятельств признания Брестского договора.[86].

Война с Турцией стала неизбежна, Закавказской республике угрожала реальная опасность. Того же 26 марта (8 апреля) началось турецкое наступление на Батуми.[87]. В такой обстановке, принимая во внимание, что до 9 часов вечера 28 марта (10 апреля) от правительства ответа не было, председатель делегации, основываясь на единогласном постановлении делегатов, ответил Рауф-бею, что Закавказская делегация принимает Брест-Литовский договор.[88].

1/14 апреля 1918 г. Делегация Закавказья была отозвана правительством ввиду несостоявшегося соглашения[89]. Так бесславно завершилась Трапезундская конференция[90], или, как ее тогда называли, «Трапезундское действо»[91]. Того же 1/14 апреля турки заняли Батуми[92],со всем военным имуществом стоимостью 2 млрд. рублей. Гарнизон Батума, состоявший из 10 тыс. солдат, готовых защищать город, был из него выведен.[93].

В такой сложной военно-политической ситуации 9/22 апреля 1918 года собрался Закавказский Сейм. Это историческое заседание Сейма открыл его председатель Карло Чхеидзе. С докладом о провозглашении независимости Закавказья выступил член Сейма, социал-демократ Д. Ониашвили. Докладчик коротко затронул объективные причины российской ориентации закавказских народов – грузин, армян и азербайджанцев, основные аспекты совместной революционной борьбы. Было подчеркнуто, что после большевистского переворота в октябре 1917 года обстановка в корне изменилась. Перед народами Закавказья встал вопрос: провозгласить Закавказье неотъемлемой частью Советской России или провозгласить независимость Закавказья и защищать ее собственными силами.[94]. После продолжительных прений Закавказский Сейм принял постановление: «Провозгласить Закавказскую независимую Демократическую Федеративную Республику»[95]. По постановлению Сейма создание правительства ЗДФР было поручено Акакию Чхенкели. 13/26 апреля 1918 года он представил на утверждение Закавказскому Сейму состав правительства, который Сейм утвердил в неизменном виде: А.Чхенкели – председатель правительства и министр иностранных дел; Н.В. Рамишвили – министр внутренних дел; А.И. Хатисов – министр финансов; Х.-Б. Мелик-Асланов – министр дорог; Ф.-Х. Хойский – министр юстиции; Г.Т. Гиоргадзе – военный министр; Н.Г. Хомерики – министр земледелия; Н.Б. Усуббеков – министр народного образования; М.Г. Гаджинский – министр торговли и промышленности; А.И. Саакян – министр по делам продовольствия; Р.Н. Качазнуни – министр государственного попечения; А.А. Ерзинкян – министр труда; Н.-Б. Гайдаров – государственный контролер.[96].

10/23 апреля в ноте Сейма турецкому правительству говорилось: «Закавказье уже провозглашено независимой федеративной республикой, о чем сообщено державам, - следовательно, выполнено условие, предъявленное нам декларацией Османской делегации от 31 марта (13 апреля) 1918 года».[97].

Сообщение об объявлении Закавказья независимой республикой было встречено в Турции с восторгом. Сразу же было сообщено о признании Императорским Оттоманским правительством независимости Закавказского государства[98]. Однако, несмотря на это, турки вслед за Батуми заняли Озургети[99], а 12/25 апреля была занята Карсская крепость со всеми крепостными орудиями, богатыми складами оружия, боеприпасов и продуктов[100]. Турецкая военная администрация в этих округах в нарушение условий Брестского договора [101],поспешно провела так называемый референдум, результаты которого были предопределены террором турецкой военной администрации.[102].

Таким образом, надежды руководителей Закавказской Республики не оправдались, провозглашение независимости Закавказья не остановило наступления турецких войск. Наоборот, турки продолжали военные действия и занимали территории теперь уже не предусмотренные Брест-Литовским договором. Провозглашением независимости Закавказья и, следовательно, распадом Российского государства, Турция стремилась найти для себя выгоду – приобрести новые территории, несмотря на нарушение Брестского договора[103]. Английский ученый Ф. Маклин справедливо отмечает, что: «Провозглашение независимости Закавказья не принесло никакой пользы, более того – турки предъявили ему новые территориальные претензии».[104].

В такой сложной военно-политической обстановке между социал-демократами, дашнаками и мусаватистами не было никакого единства, они не сумели организовать общее объединение сил против турецкого наступления. Причиной же этого было то, что Федеративную Республику со дня ее создания терзали противоречия. В первую очередь эти противоречия выражались во внешнеполитическом курсе. Так, социал-демократы были последователями германофильского, дашнаки – англофильского, а мусаватисты – туркофильского внешнеполитического курса. Противоречивость интересов и целей политического руководства грузин, армян и азербайджанцев четко проявлялась и во внутриполитических вопросах. На фоне этих противоречий все более реальным становился вопрос распада Закавказской Демократической Федеративной Республики.

26 мая 1918 г. Грузия провозгласила о восстановлении государственной независимости! 27 мая 1918 года в Тбилиси азербайджанский национальный совет принял постановление о создании независимой Азербайджанской Республики. Этот акт официально был оформлен на следующий день, 28 мая было провозглашено о создании Азербайджанской Демократической Республики.[105].

После провозглашения независимости Грузии и Азербайджана очередь оставалась за Арменией. Провозглашение независимости Грузии, так негативно воспринятой дашнаками, вынудило турецкое правительство внести существенные коррективы в своих планах по отношению к Армении. Косвенным подтверждением этого являются слова Энвера, сказанные им несколько позднее, в Стамбуле представителям дашнакского правительства: «Турецкие министры две недели думали – создать Армению или нет, и, наконец, решили создать, потому что так было выгодно как для армян, так и для турок».[106].

После прибытия Ованеса Качазнуни и Александра Хатисяна в Тбилиси они выступили в национальном совете с предложением о восстановлении независимости Армении и скорейшего установления мира с Турцией. По их мнению, теперь именно этот шаг мог защитить армян от трагедии.[107]. Предложение дашнаков и их взгляд на создавшееся политическое положение было одобрено Советом. Так, 28 мая 1918 года, поздно ночью, Центральный тбилисский армянский национальный совет вынужден был объявить Армению независимой республикой. Армения как государство воссоздалась в другом географическом пространстве, на исторической територии Азербайджана и Грузии.

Таким образом, план создания Армении в Турции провалился, но зато армянству удалось создать Армению в Азербайджане и в Грузии, так на территории бывшего Иреванского ханства возникло новое государство –Армения.


Литература:
78].О. Качазнуни. Дашнакцутюн больше нечего делать, с. 23-24.
[79].В Трапезунде 8/21 марта в собрании делегации, в Тбилиси решено было делегировать трех лиц, по одному от партий социал-демократов, мусават и дашнакцутюна – М. Ласхишвили – от первой, Ибрагим-бека – от второй и О. Качазнуни – от третьей. 9/22 марта делегация выехала из Трапезунда.
[80]. После доклада (приехавших из Трапезунда) делегации в Сейме обсуждались вопросы о независимости Закавказья и изменения сеймовских условий мира. По первому вопросу было высказано желание отложить на некоторое время объявление независимости. По второму вопросу возникли прения, о максимуме и минимуме уступок. Было принято предложение А. Церетели, что нецелесообразно на большом собрании ставить на разрешение вопрос об уступке, и что будет целесообразнее предоставить председателю нашей делегации А. Чхенкели полномочия делать те или иные незначительные уступки под свою ответственность, а в более важных случаях запрашивать правительство и Сейм. (См. Стенографический отчет заседания Сейма 13/26 марта 1918 г.). После этого и была принята приведенная выше резолюция Сейма.
[81]. Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Док. № 69, № 70, с. 139-152
[82]. С.Т. Аркомед. Материалы по истории отпадения Закавказья от России, с. 54
[83].Возражения эти были вызваны в основном тем, что «Чхенкели не уступал в то время ни пяди земли из Батумской области». (См. С.Т. Аркомед. Материалы по истории отпадения…, с. 57.). «Передаваемые» территории дашнаки, как видно, считали частью Армении.
[84].Х.А. Бадалян, А.О. Арутунян. Из истории иностранной интервенции в Армении в 1918 году. (Документы и материалы). Ереван, 1970, с. 93.
[85].ЦГИАА. Ф. 200, оп. № 1, д. № 9, л. 180-181.
[86]. ЦГИАА. Ф. 200, оп. № 1, д. № 9, л. 181.
[87]. Д. Чумбуридзе. Аджарский вопрос в 1918-1921 гг. и грузинская общественная мысль. Тб., 1999, с. 16. (На груз. яз.).
[88]. Х.А. Бадалян, А.О. Арутунян. Из истории иностранной интервенции…, с. 45-46.
[89]. Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии, Док. № 84, с. 184.
[90]. Подр. см. С.Т. Аркомед. Материалы по истории отпадения Закавказья от России.
[91]. Р. Габашвили. Что помню. Воспоминания. С. 190.
[92]. Турецкий губернатор Аджарии (назначенный 1/14 апреля) Гамид-бей в течение трех недель отуречил все улицы и учреждения Батуми. А приехавший в Батуми 4 апреля военный министр Турции заявил: «Турки пришли сюда не как завоеватели, а как освободители своей древней и исторической области». (См. Д. Чумбуридзе. Аджарский вопрос…, с. 21-22.).
[93]. СССР и Турция 1917-1979 гг. (Под ред. Е.М. Жукова). М., 1981, с. 17.
[94].Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Док № 98, с. 200-202.
[95]. Там же, док. № 99, с. 200-222.
[96]. Там же, док. № 108, с. 229.
[97]. Там же, док. № 102, с. 224.
[98]. Там же, док. № 122, с. 253.
[99]. Д. Чумбуридзе. Аджарский вопрос…, с. 22.
[100]. ЦГИАА. Ф. 121, оп. № 1, д. № 31, л. 23 (копия).
[101]. По Брестскому договору (ст. 4) местное население само должно было провести референдум
[102]. Д. Чумбуридзе. Аджарский вопрос…, с. 33.
[103]. S.N. Gougouchvili, O.D. Zourabachvili. Georgie. Paris, 1988, p. 71 (В кн. А.Г. Атанелишвили. Кровавые уроки. Тб., 1999, с. 9.).
[104]. F. Maclean. To Caucasus. The End of all the Earth. London, 1976, p. 112.
[105]. Временной столицей Азербайджана был объявлен г. Гянджа ввиду оккупации г. Баку большевиками.
[106]. Е.К. Саркисян. Экспансионистская политика Османской империи…, с. 401.
[107]. R.G. Hovannisian. The Republic of Armenia. University of California Press. Berkeley. Los Angeles. London. Volume I, 1975, p.

Гурам Мархулия

Прочитано : 874


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента