АНАЛИТИКА

Послом Армении в Грузии будет ярый «джавахкский» сепаратист, призывавший к военному вмешательству России

01.06.17 13:25


Ереванские власти, похоже, решили значительно усилить свою активность в направлении Грузии и бросают на дипломатический фронт «тяжеловеса». Бывшего штангиста Юрия Варданяна на посту посла Армении в Грузии сменит заместитель директора Института Кавказа политолог Сергей Минасян.

Задача, которая стоит перед Сергеем Минасяном особого секрета не представляет – Армении нужно «по-хорошему» или «по-плохому» пробить транспортную блокаду через территорию Грузии. Ради этого идет уже не первый месяц бешеное давление армянского лобби на грузинские власти с требованиями открыть транзит через оккупированные Абхазию и Цхинвальский регион в Армению.

При этом назначение Сергея Минасяна помимо усиления давления на грузинские власти по вопросу транзита имеет еще одно измерение – с новым послом возможно резкое усиление сепаратистской активности в регионе Самцхе-Джавахети. Сергей Минасян сам является не только уроженцем этого региона (города Ахалкалаки) но никогда не скрывал поддержки «джавахкского» сепаратизма.

Более того – в 2005 г. он почти, что прямо намекал на необходимость военного вмешательства России с целью поддержки этого сепаратизма.

Для того, чтобы составить представление о том, как относится Сергей Минасян к Грузии приведем выдержки из его статей различных лет.

9 Ноября, 2011 г. армянское издание «Регион». Материал: «Сергей Минасян призывает обратить внимание на проблемы армян Джавахка».

«Заместитель директора Института Кавказа, политолог Сергей Минасян сегодня заявил, что если Армения не начнет обращать внимания на проблемы армян Джавахка, то в будущем она предстанет перед серьезными проблемами.

Политолог отметил, что политическая элита и общество Армении до сих пор не дали себе ответа на вопрос о том, какую ценность представляет собой Джавахк и армяне региона.

«Вокруг проблем армян Джавахака не проводятся широкие дебаты. К этому вопросу не только нет подхода на государственном уровне, но и общество не знает, что собой представляет Джавахк», - сказал Сергей Минасян.

По его словам, широкое обсуждение данного вопроса поможет армянскому и грузинскому обществам избавиться от взаимных фобий и стереотипов.

Политолог считает, что грузинские власти до сих пор не разработали четкую стратегию в вопросе «Джавахка», и пытаются решить эту проблему посредством «силового давления» или экономических реформ.»


В других статья Сергей Минасян настроен явно антигрузински. Так в материале, опубликованном в газете «Ноев Ковчег» N 10 (121) Октябрь 2007 г. Политолог Сергей Минасян: «Давление Тбилиси на армян Джавахка приведет к обратному эффекту» явно поддерживается сепаратизм армян Самцхе-Джавахети:

«Для Армении Грузия является единственной транзитной страной к морю, и поэтому проблемы в армяно-грузинских отношениях постоянно находятся под пристальным вниманием политиков обеих стран. Отношения складываются непросто, в том числе из-за участия Грузии в коммуникационных и энергетических проектах в обход Армении и из-за беспокойства, которое вызывает в Тбилиси напряженность в населенных армянами регионах страны.

Руководитель отдела кавказских исследований Кавказского института СМИ, историк и политолог Сергей Минасян рассматривает ситуацию как сложную, но разрешимую…

Джавахк – действительно серьезная проблема, и здесь Грузии рано или поздно придется определяться. Если она действительно хочет стать европейской страной, необходимо выполнять все требования Совета Европы и Евросоюза, среди которых вопрос о национальных меньшинствах является главным. Давление в этом вопросе на Грузию со стороны ЕС и США намного сильнее, чем со стороны Армении. Даже если Армения в этом вопросе будет стоять в стороне, проблема Джавахка не исчезнет. Российская база здесь была инструментом шантажа, но сейчас у Грузии уже нет этого аргумента – база выведена, считает Сергей Минасян.

Территория Самцхе-Джавахети – место компактного проживания армян, их численность в Ахалкалаки достигает 90%, а всего по региону – 55-60%. Грузию всегда беспокоили «сепаратистские» настроения армян Джавахка, которые не воспринимают Грузию как родину...

В середине 1990-х гг. указом президента Грузии была создана административно-территориальная единица - Самцхе-Джавахетский регион с включением туда Боржомского района (где население к середине 1990-х годов составляло 33,3 тысячи человек, из них армяне - всего 10%). Согласно Конституции Грузии, принятой 24 августа 1995 года, административно-территориальное деление будет определено только после полного восстановления юрисдикции Грузии на территории всего государства. До урегулирования абхазского и южноосетинского конфликтов административное управление ведется в соответствии с указом, согласно которому глава государства ввел институт «рцмунебели» (уполномоченных президента в краях).

Однако институт региональных уполномоченных президента, которых также называют «губернаторами», в Самцхе-Джавахети, равно как во всей Грузии, не имеет соответствующей законодательной базы. По сути, этот институт не является конституционным и упоминается в нормативно-правовых документах Грузии лишь с 1998 года, без соответствующего правового обоснования. Кроме этого, в Конституции Грузии ничего не говорится об административно-территориальном устройстве страны, в связи с чем нет и четкого распределения функций между уполномоченными и районными властями.

Армянское население волнует, что его судьба фактически поставлена в зависимость от неясного исхода решения Грузией проблем со своими бывшими автономиями. И самое главное - чем сильнее давление на армян, тем хуже. Давление Тбилиси приведет к обратному эффекту.»


В общем, все те же армянские националистические пропагандистские штампы – дескать, на армян «Джавахка» оказывается некое «давление» грузинскими властями.

А вот еще один материал, датированный октябрем 2005 года:

Сергей Минасян «Автономизация Самцхе-Джавахети исходит из интересов Грузии»

В конце сентября 2005 года в городе Ахалкалаки состоялась Третья конференция общественно-политических организаций Самцхе-Джавахети в рамках инициативы «Интеграция, но не ассимиляция» на тему: «Статус Джавахка в государственной структуре Грузии». По ее итогам было принято обращение к руководству Грузии с просьбой предоставить ряду армянонаселенных районов страны автономный статус. Речь фактически идет о создании на территории Грузии нового федерального субъекта. Прошло уже более месяца после этого чрезвычайно важного события, и можно констатировать, что на данный момент главным итогом этого события явилось отсутствие каких-либо конструктивных откликов или результатов. Негативных событий и инцидентов за этот месяц в Джавахке было более чем достаточно, однако положительных явлений пока не наблюдается. Наблюдается сознательное замалчивание в грузинской прессе и экспертном сообществе проблемы автономизации региона. Кроме нашумевшего инцидента в Ахалкалаки 5 октября 2005 года, заявлений ряда высших руководителей Грузии и Армении и даже странных комментариев депутата грузинского парламента предположительно армянского происхождения Вана Байбурта, другой реакции пока нет. Так что же, может быть, действительно это событие не является настолько значимым и не заслуживает серьезного внимания?

Однако все наоборот: проблема предоставления статуса автономии Самцхе-Джавахети и ряду прилегающих армянонаселенных районов самым серьезным образом затрагивает интересы всех стран региона и даже без всякого преувеличения можно сказать, что является важным фактором геополитики на всем Южном Кавказе. Для более ясного представления проблемы надо проанализировать складывающуюся ситуацию с точки зрения заинтересованных геополитических игроков, а также самого населения Джавахка. Инициативы достижения вероятного статуса автономии или расширенного самоуправления для региона Самцхе-Джавахети и прилегающих районов являются не интригами ряда политических сил или даже отдельных групп, как это пытаются зачастую представить должностные лица в Грузии и за ее пределами, а мечтой многих поколений подавляющего большинства армянского населения Джавахка. Отрицание этой истины со стороны кого бы то ни было или является политическим лицемерием, или же вызвано политической необходимостью.

Более того, если быть искренними до конца, было бы неестественным, если бы компактно проживающее и составляющее абсолютное большинство армянское население Джавахка, живущее непосредственно на границе с Арменией, не желало бы воссоединения или хотя бы наличия более тесной связи со своей исторической родиной. Десятилетиями на протяжении всей истории Советской Грузии армянское население этой республики с горечью наблюдало, как сотни тысяч армян были вынуждены или ассимилироваться, или покинуть Грузию, где они традиционно являлись второй государствообразующей нацией и внесли весьма значительный исторический вклад в процветание этой земли и развитие грузинской государственности.

Однако, как говорится, политика – это реализация реальности, и поэтому нет ничего удивительного, что за весь постсоветский период политические устремления населения Джавахка никогда не доходили до требований о воссоединении с Арменией. Реальный автономный статус Самцхе-Джавахети полностью удовлетворил бы политические амбиции и этнозащитные интересы населения региона, резко поднял бы их доверие к властям и политической элите Грузии, избавил бы армянское население от комплекса перманентной дискриминации и способствовал его реальной интеграции в общественно-политическую жизнь страны.

Для Армении предоставление автономии Джавахку, безусловно, явилось бы важным положительным фактором, что сняло бы, пожалуй, основную и единственную проблему, всегда существовавшую в отношениях между Ереваном и Тбилиси, и способствовало подлинному стратегическому партнерству двух стран. В политических и экспертных кругах Грузии зачастую высказывается мнение, что предоставление автономного статуса Джавахку явится первым шагом на пути «сепаратизма» и объединения региона с Арменией. Однако это чересчур упрощенный и поверхностный взгляд на проблему, усугубляющийся неуместными в данном контексте аналогиями с Абхазией и Южной Осетией.

На самом деле для Армении гораздо выгоднее иметь Джавахк с автономным статусом в составе Грузии, чем его гипотетическое «присоединение». Во-первых, автономный статус всегда будет фактором конструктивного влияния Армении на Грузию и наоборот. Во-вторых, автономный Джавахк будет политическим фактором совместного влияния Армении и Грузии (и рассматриваться таковым со стороны внерегиональных акторов – США, ЕС и России) на Турцию и Азербайджан. В-третьих, реальный автономный статус Джавахка позволит привлечь туда (в перспективе и во всю Грузию) масштабные инвестиции армянской диаспоры и решить многие социально-экономические проблемы, а в условиях стремлений Грузии и Армении к европейской и евроатлантической интеграции и, как следствие, ослаблению таможенных и иных преград, экономическая составляющая проблемы будет постепенно терять свою актуальность.

И, наконец, аксиомой является то, что попытки включения Джавахка в состав Армении при любых обстоятельствах на многие десятилетия превратят два исторически дружественных государства христианского Востока во врагов и приведут к непредсказуемым последствиям для этих стран. Таким образом, для Армении предоставление автономного статуса Джавахку является максимально достаточным решением проблемы.

Для самой Грузии предоставление статуса автономии Самцхе-Джавахети представляется крайне нежелательным, что объясняется устойчивыми опасениями грузинской политической элиты, что это приведет к полной потере края. Неудачные исторические аналогии на примере Абхазии и Южной Осетии, естественно, только укрепляют грузинское общество и руководство в этой позиции, сама постановка этого вопроса для грузинского общества и политической элиты – огромный удар по национальному самолюбию.

Тем не менее в вопросе предоставления статуса автономии для Самцхе-Джавахети можно найти немало положительных элементов для самой Грузии. Решение данного вопроса снимет вечную головную боль грузинского руководства по крайней мере по отношению к одному из национальных меньшинств страны и положит начало действительно стратегическим отношениям с Арменией. А то, что эти отношения крайне важны как для Армении, так и для Грузии, не приходится сомневаться. Та «демографическая бомба», которая заложена в Грузии, рано или поздно непременно «сработает», тогда «братским отношениям», существующим в настоящее время у Грузии с Турцией и Азербайджаном, придет конец, и Тбилиси понадобится новый и естественный союзник.

С другой стороны, создание автономии в Джавахке значительно поднимет международный имидж Грузии, в том числе в евро-структурах, а также явится привлекательным фактором для ее «мятежных» автономий – Абхазии и Южной Осетии. А все проблемы армянского населения региона можно будет решать уже в рамках цивилизованного конституционного политического процесса.

Можно не сомневаться, что геополитическое значение региона Самцхе-Джавахети многократно возрастет после завершения всех масштабных энергетических и коммуникационных проектов на Южном Кавказе, в том числе тех, которые непосредственно соединяют Турцию и Азербайджан. В этих условиях, при наличии потенциальных демографических резервов азербайджанского населения, перманентной реанимации проблемы турок-месхетинцев и активизации процесса превращения Азербайджана в главного субъекта коммуникационных проектов в регионе, возрастает важность институционализации армянской общины Джавахка, придания ей автономного статуса и превращения в геополитический аргумент для Грузии. Грузинскому руководству рано или поздно придется сделать нелегкий выбор, в том числе исходя из геополитических категорий, и от этого выбора зависит будущее не только Грузии, но и в немалой степени самой Армении.


В общем, Сергей Минасян старается убедить власти Грузии предоставить армянам «Джавахка» «автономию». Во что потом может вылиться такая «автономия» прекрасно известно по тому, что было в аналогичной армянской автономии в Азербайджане – Нагорно-Карабахской автономной области.

Тому же вопросу посвящена и более ранняя статья Сергея Минасяна «Почему армяне Самцхе-Джавахети требуют у властей Грузии автономии?».

В ней в частности говорится: «Грузинская общественность и политическая элита должны попытаться честно ответить на вопрос – готовы ли они, в том числе даже учитывая недалекий исторический опыт взаимоотношений с Южной Осетией и Абхазией, попытаться либерализовать свой подход к имеющимся национальным меньшинствам страны, компактно проживающим в отдельных регионах и составляющим там абсолютное большинство населения. Как заявляют представители Совета армянских общественно-политических организаций Самцхе-Джавахети, в случае отсутствия положительной реакции со стороны властей Грузии они будут вынуждены пойти на дальнейшие цивилизованные и предусмотренные законодательством и международными законами меры, в том числе по проведению референдума относительно автономии региона и федерализации Грузии. Только в этом случае у армян – одного из государствообразующих этносов Грузии, традиционно игравшего важную роль в ее истории, – будут естественные стимулы к реальной интеграции в общественно-политическую и культурную общность этой страны. Тогда эти действия смогут найти поддержку также и у политических сил и структур Армении.»

Но не всегда Сергей Минасян пропагандировал только «мирные методы» сепаратистского движения армян Самцхе-Джавахети.

В его научной статье «Ситуация в Джавахке в контексте проблемы вывода российских военных баз из Грузии» почти прямым текстом звучат призывы к вмешательству России в Самцхе-Джавахети по абхазскому и юго-осетинскому сценарию. Тогда Минасян явно надеялся, что Россия для поддержки армянского сепаратистского мятежа использует свою базу в Ахалкалаки и был недоволен тем, что Россия эту базу выводит и тем, что там служит мало местных армян. Вот выдержки из этой статьи:

«О при неблагоприятном с точки зрения региональной безопасности развитии ситуа- ции в Джавахке первостепенное значение имеет именно военный фактор. Для России с выводом двух военных баз из Вазиани и Гудауты в 2000г., падением режима А.Абашидзе в Аджарии и неясной ситуации с дальнейшим функционированием батумской 12-й военной базы, сохранение 62-й базы в Ахалкалаки могло бы иметь принципиальное значение….

При этом было абсолютно ясно, что вывод задерживается Россией сов- сем не по экономическим, а по политическим причинам. Следует отметить, что, по оценке экспертов, расквартированная в Джавахке 62-я база имеет больше политическое и морально-психологическое значение, чем военное. 62-я база, ввиду своей малочисленности и слабой технической оснащенности, вряд ли на данный момент пригодна для осуществления своей основной функции, «унаследованной» еще с советских времен – защиты в случае вторжения со стороны Турции…

Летом 2004 г. некоторой неожиданностью стал практически полный перевод военнослужащих армянской национальности, традиционно в значительном количестве служивших на этой базе, на Северный Кавказ. Из почти 800 офицеров, прапорщиков и солдат в Ахалкалаки осталось всего около 2 десятков солдат и офицеров армянской национальности. Эти действия российского военного командования существенно отразились на отношении местного армянского населения к российской базе, которая уже не в полной мере воспринимается им как гарант безопасности.

Можно давать различные оценки и объяснения данного решения (официально это объясняется плановой ротацией личного состава), однако некоторые российские источники признают, что это было чисто политическим решением, являющимся своеобразным «реверансом» грузинской стороне, сделанным не без посредничества США. Другим объяснением, связанным с первым, является также желание российского военного командования быть полностью уверенным в контролируемости ситуации на своей базе при любом вероятном развитии событий. В том числе и при таком, как внезапный вывод базы из Ахалкалаки. На это указывают и данные о том, что решение было принято в Москве на самом высоком политическом уровне, вплоть до кремлевской администрации. Естественно, что в этом случае наличие военнослужащих армянской национальности, тем более выходцев из Джавахка, могло бы только помешать планам русских. При этом в течение долгого времени примерно 500 офицеров и солдат (по российским данным – 477 человек), которые должны были заменить военнослужащих армянской национальности, ждали на соседней 102-й российской военной базе в Гюмри (Армения) получения виз от грузинской стороны для прибытия в Ахалкалаки. Из них 159 человек должны были быть в ближайшее время уволены в связи с окончанием срока срочной службы. Но, как отмечают российские военные представители, в вопросе плановой ротации военнослужащих 62-й базы официальный Тбилиси сознательно чинит бюрократические препятствия [36]. И это заставило российское военное командование к концу 2004г. возобновить набор военнослужащих контрактников для 62-й военной базы из числа местного армянского населения.

Вполне естественно возникает вопрос: а для чего нужно было за пару месяцев до этого увольнять столь значительное количество кадровых военнослужащих армянской национальности с 62-й базы, чтобы затем вновь набирать из числа местного населения военнослужащих для укомплектования вакантных штатов?

Однако нельзя не признать, что Ахалкалакская база могла бы сыграть важную роль в случае обострения обстановки в регионе. Вспомним, что в первой половине 1990-х гг. именно российская база выступила в роли важнейшего гаранта в сохранении стабильности в Джавахке, который оставался в эти «смутные годы» едва ли не единственным островком безопасности во всей Грузии. К слову, аналогичную роль тогда сыграла и 12-я российская база в Батуми. Достаточно вспомнить, как в начале 1990-х гг. несколько выстрелов из российских ракетных систем «Град» на границе автономной республики с Грузией предотвратили ввод частей, подконтрольных бывшему президенту Грузии З.Гамсахурдия, в Аджарию…

Возможный вывод российской базы из Ахалкалаки не означает, что Россия не должна продолжать нести свою долю ответственности за судьбу и безопасность населения этого региона. Дело в том, что многие из армян Джавахка (в том числе члены семей военнослужащих, большая часть которых предпочла остаться в Ахалкалаки) являются гражда- нами России, и, как и в случае с российскими гражданами в Южной Осетии и Абхазии, российское правительство не может остаться безучастным, если возникнет угроза их безопасности.

Нужно также учитывать, что за последнее десятилетие в Россию выехало большое количество выходцев из этого края, получивших российское гражданство, у которых остались на родине много- численные родственники. Исконное армянское население Джавахка во многом благодаря демографической политике Российской империи, стремящей- ся усилить свои владения в Грузии и на Южном Кавказе, в самом начале XIXв. лишилось своей исторической родины и было переселено в другие места Закавказья. Затем, в 1830-е гг., для защиты новых границ России на Кавказе, по условиям Адрианопольского договора 1829г., на территории Джавахка были заселены выходцы из Западной Армении (которая возвращалась Россией Османской Турции), тем самым восстановился прежний армянский облик края .

И теперь, при любом развитии событий вокруг армянского населения, Россия также не должна забывать о том, как глубоко она повлияла на исторические судьбы джавахцев, и защита их безопасности является во многом и ее заботой. Анализ различных контекстных факторов, заявлений и действий геополитических игроков позволял рассматривать два основных сценария раз- вития событий, в результате реализации которых Ахалкалакская военная база могла быть втянута в вооруженный конфликт с далеко идущими последствиями как для населения Джавахка, так и для всего региона. Первый сценарий предполагал, что Россия, используя фактор базы, сама сможет инициировать нестабильность или даже конфликты в Джавахетии. А затем, «под предлогом защиты местного населения», 62-я база стала бы функционировать уже в другом формате: или активно вовлечется в конфликт, или же будет трансформирована в некие «миротворческие силы», призванные сох- ранить стабильность и безопасность, за неимением другой силы, разъединяющей армян и грузин.

Такие примеры в новейшей истории постсоветской Грузии уже были. Вспомним хотя бы те же Дагомысские соглашения, по которым российские войска получили статус миротворческих сил в Южной Осетии, тем самым фактически узаконив сложившийся в этой бывшей грузинской автономии статус-кво и лишив официальный Тбилиси возможности оказывать на нее влияние. Да и статус миротворческих сил в Джавахетии русские могли бы теоретически продлевать сколь угодно долго; на неопределенное время снимался с повестки дня и вопрос функционирования или тем более вывода 62-й базы из Грузии.»


Таким образом, Сергей Минасян прямо призывает к повторению российской поддержки сепаратизма и последующей агрессии против Грузии по «цхинвальскому сценарию». Более того фактически «подстрекает» русских вмешаться, описывая «слабость» грузинских силовиков.

«Однако по оценке многих аналитиков, после масштабных геополитических сдвигов на постсоветском пространстве в последние годы у Кремля не осталось ни потенциала, ни политической воли предпринимать та- кие шаги в случае эскалации отношений с Грузией. Однако экспертами рассматривался и другой сценарий дестабилизации ситуации, где инициатором может стать уже грузинская сторона. Речь шла о возможном решении политического руководства Грузии ввести в Джавахк воинские подразделения в случае обострения там социальнополити- ческой обстановки. Резонно было допустить, что грузинским воинским подразделением, которое в первую очередь могло бы осуществить данную опе рацию, является механизированная бригада, расквартированная в Ахалцихе (остальные грузинские войска, в том числе подготовленные американцами батальоны, в основном сосредоточены на границах с Южной Осетией и Абхазией).

Впрочем, данная механизированная бригада – не самая лучшая из грузинских частей – даже на общем фоне грузинской армии выглядит весьма бледно (в свое время, в связи с плохими условиями прохождения службы призывниками, был даже смещен со своего поста командир этой бригады) и имеет невысокую боеспособность. К тому же в бригаде служит также определенное количество армянских призывников из Ахалкалаки и Ниноцминды, и это тоже может стать проблемой для грузинского командования при осуществлении подобной операции.

Однако вероятность открытого столкновения между грузинскими войсками и местным армянским населением, среди которого много ветеранов боевых действий в Карабахе, в случае ввода частей грузинской армии в Ахалкалаки была бы весьма реальной. Вспомним, что уже в 1990-е гг. грузинские войска неоднократно пытались войти в Ахалкалаки, но всякий раз, встречая на подступах к городу вооруженных людей из числа местного населения, были вынуждены поворачивать обратно.

В свое время даже сотрудники личной охраны бывшего президента Грузии З.Гамсахурдия (который, как известно, в результате мятежа был вынужден бежать из Тбилиси в Армению, а затем через Джавахк следовать в Западную Грузию) были разоружены местным армянским населением, когда колонна с беглым грузинским президентом проезжала через Ахалкалаки.»


Здесь Минасян открыто «героизирует» террористов из числа «джавахских» армян воевавших в Карабахе. Более того кон как «само собой разумеющееся» воспринимает разоружение армянскими сепаратистами на грузинской территории грузинских силовиков (пусть даже оставшихся верными свернутому президенту). Если это не пропаганда сепаратизма – то, что это?

Более того Сергей Минасян сожалеет что не удалось развязать войну между Арменией и Грузией за «Джавахк». Вот отрывок из той же статьи:

«Последний раз попытка грузинских войск войти в Ахалкалаки была предпринята 12 августа 1998г. В этот день 2 артиллерийские бата- реи в составе примерно 200 военнослужащих, 9 152-мм гаубиц 2А65 «Мста-Б» и 4 122-мм гаубиц Д-30 (символично, но эти артиллерийские подразделения в числе первых в составе грузинской армии вступили в Абхазию в 1992г.) направлялись в сторону военного полигона неподалеку от г.Ахалкалаки вроде бы для участия в совместных военных учениях с частями 62-й российской базы. Данные учения, по словам грузинских военных, были согласованы с командованием ГРВЗ, однако, как позднее отметил представитель местной администрации, они ничего об этом не знали. В предместьях г.Ахалкалаки грузинские военные были остановлены небольшой группой вооруженных местных жителей (20-25 человек) и вынуждены повернуть обратно. Как заявил по это- му поводу тогдашний представитель президента Грузии в Самцхе-Джавахетии г. Барамидзе, инцидент мог даже привести к широкомасштабной войне между Грузией и Арменией.»

Таким образом, Сергей Минасян является убежденным «джавахкским» сепаратистом и врагом грузинского государства почти, что не скрывающим своего желания организовать агрессию против Грузии по «карабахскому сценарию». И такой человек становится в достаточно сложный для региона Южного Кавказа момент послом Армении в Грузии.

Поэтому от таких армянских дипломатов как Минасян можно ожидать любых провокаций, а также нет практически никакого сомнения, что поддержка Ереваном сепаратистского движения в Самцхе-Джавахети будет резко усилена.


KavkazPlus

Прочитано : 22321


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента