АНАЛИТИКА

Краткая хроника террора и геноцида талышей в 1918-19 гг.

22.12.17 12:35


Бегущие с Кавказского фронта вооруженные до зубов русские войска и армянские отряды, через иранские порты на кораблях и по суше, переходя со стороны Ирана, совершали бесчинства и резню мирного талышского и тюркского населения. Эти дезертиры пополняли ряды молоканских, казацких и русских отрядов Мугани и Ленкорани. Находящегося на юге Мугани солдаты 29-ой пограничной бригады русской армии, среди которых было много армян, под командованием полковника Ильяшевича, отличались особой жестокостью.

Еще в январе 1918 года началась резня местного населения. Русские солдаты, возвращающиеся из Ирана, открыли огонь по местному населению в Астаре. Это новость сильно напугала также население Ленкорани, потому что в это время там было более 2-х тысяч солдат других национальностей, и в их распоряжении было много оружия и боеприпасов. Русские солдаты передавали оружие и боеприпасы банде Аветисова, состоящей из армян и русских. Население приняло решение не пропускать это оружие. Чтобы завладеть оружием и боеприпасами, отряд Ибрагим бека Шахтахтинского совершил нападение на корабль «Милютин» с возвращающимися из Ирана русскими солдатами и завладел 6-ю пулеметами, 800-и ружьями, 85 тысячами патронов и 10-ю ящиками с минами. (Мурват Аббасов. «Резня в Ленкоране», http://1905.az/ - 29.05.2015)

Особым героизмом в это регионе отличался отряд под командованием Мамеда Тагиева – сына мецената и миллионера Зейналабдина Тагиева. Вот, что об этом пишут источники: «Где-то в начале марта 1918 г. в порту Ленкорани татарами под командой Шахтахтинского был разграблен пароход «Милютин». После этого местная «дикая дивизия» под командованием Тагиева разоружила роту Остен-Сакена». (Olga M. Morozova. «Mugan Region in 1918–1919» // Russkaya Starina, 2015, Vol. (13), Is. 1, стр. 48)

Это имеет непосредственное отношение к мартовским событиям 1918 г. в Баку. Известно, что конфликт разгорелся во время погрузки в бакинском порту на пароход «Эвелина» мусульманских частей, отправлявшихся в Ленкорань. По словам очевидца событий Поминова, в тот момент на соседнем причале грузился на судно «Александр Жандр» советский батальон, тоже готовившийся отплыть в Ленкорань. Между ними произошла небольшая перестрелка, а через час, в 6 часов вечера, в городе начался сильный бой… 27–29 марта пароход «Александр Жандр» прибыл в Ленкорань с отрядом Баксовета на борту, установивший в городе многопартийную советскую власть. (АПД УДПАР. Ф. 456. Оп. 2. Д. 172. Л. 166; Olga M. Morozova. «Mugan Region in 1918–1919» // Russkaya Starina, 2015, Vol. (13), Is. 1, стр. 48)

Еще один интересный эпизод позволяет понять роль Мамеда Тагиева в борьбе с большевицкими и армянскими бандами на Юге Азербайджана: «В 1917 г. он (Шевкунов) собрал небольшой отряд из жителей русских сел, который формально подчинялся Ильяшевичу. После того, как отряд Тагиева разоружил параллельные роты, Шевкунов уехал в Баку, но в конце марта 1918 г. вернулся назад на пароходе «Александр Жандр»» . (АПД УДПАР. Ф. 456. Оп. 18. Д. 33. Л. 136; стр. Olga M. Morozova. «Mugan Region in 1918–1919» // Russkaya Starina, 2015, Vol. (13), Is. 1, 56)

Однозначно в этой провокации и перестрелке есть роль и коменданта Ленкорани офицера Шевкунова, поскольку подчинявшиеся ему отряды головорезов обезоружены и наказаны со стороны Мамеда Тагиева. Отметим, что Шевкунов тогда бежал из Ленкорани в Баку, чтобы пополнить свои ряды солдатами и оружием. Именно в эти дни привозят тело Мамеда Тагиева, погибшего в перестрелке в Ленкорани и после похорон в Баку, почетный эскорт, привезший его тело во главе с генералом Халил-беком Талышхановым при возвращении столкнулся в бакинском порту с отрядом Шевкунова, тоже выплывающем в Ленкорань на другом корабле. Большевики и дашнаки требуют у отряда Халил-бек Талышханова сдать оружие прежде чем отплыть в Ленкорань: по всей видимости таким образом Шевцов и его подручные хотели отомстить за свое позорное бегство после того как их в Ленкорани разоружил отряд покойного Мамеда Тагиева. Естественно Халил-бек Талышханов отказывается сдать оружие и в порту начинается перестрелка, в которой он погибает.

Эта большевицко-дашнакская провокация в итоге развязала им руки, чтобы учинить затем мартовскую резню азербайджанского населения по всей Бакинской губернии. Мартовская резня 1918 г. начавшаяся в Баку с нападения большевиков и дашнаков на военнослужащих Ленкоранского конного дивизиона, сформированного генералом Халил-беком Талышхановым из солдат и офицеров легендарной Дикой Дивизии, не обошла стороной и Ленкорань. В марте 1918 года в Сальянский, Гаджигабульский и Ленкоранский уезды были направлены армяно-дашнакские вооруженные отряды которые начали зверства над безоружным мусульманским населением.

В период мартовских событий армянские дашнаки учиняли невиданные зверства против мусульманского населения Ленкоранского уезда и жестоко расправлялись с мирным населением. При этом находящиеся в уезде русские солдаты не только не препятствовали их бесчинствам – но, наоборот в них участвовали. Во время кровавых мартовских событий 1918 г. предвзятая ненависть к мусульманскому населению в частности выразилась в выступлении проармянски настроенного офицера русской армии, коменданта гарнизона Ленкорани Шевкунова. Он был уроженцем Пришиба, жившим в Билясуваре. «По словам большевика доктора Захарьяна, Шевкунов творил безобразия особенно в отношении тюркского населения…» (Olga M. Morozova. «Mugan Region in 1918–1919» // Russkaya Starina, 2015, Vol. (13), Is. 1, стр. 49)

В этот период в крае царило подлинное безвластие, ярко описанное бывшим красноармейцем Осиповым: «Положение тогда в Ленкорани было неопределенное, каждый выдавал себя за власть. Даже улицы так назывались: рябовская улица, здесь Акопов, тут Осипов и т.д. Каждую ночь там шла охота между этими группировками. Сегодня хотели арестовать Акопова, завтра Шевкунова и т.д. Словом, полная анархия. Ночью мы не могли выйти на улицу» (АПД УДПАР. Ф. 456. Оп. 18. Д. 33. Л. 166)

В городе Ленкорани и его ближайших окрестностях начали бесчинства над мусульманским населением и банды из числа солдат-дезертиров русской Кавказкой армии, среди которых тоже было много армян. Так бандитский отряд Шевкунова воспользовавшись смутой, завладел домом Мир Ахмед хана и сделал своей штаб-квартирой. Солдаты Шевкунова несколько дней регулярно обстреливали деревню Сютемурдов, под предлогом того, что в деревне находятся незаконные вооруженные группы, устраивали там пожар и грабежи.



Чтоб предотвратить несправедливость, аксакалы деревни идут к Шевкунову с просьбой прекратить огонь. Но по указу Шевкунова солдаты берут аксакалов в заложники и этим еще более усугубляют ситуацию. Затем солдаты напали на деревню Сютемурдов и потребовали оружие, между жителями деревни и солдатами произошел кровавый конфликт. В перестрелке погибло двое солдат. Шевкунов в ответ на это приказывает отрубить головы аксакалам деревни Сютемурдов.

Матросы русской Каспийской флотилии (которая по факту подчинялась руководимой большевиками и дашнаками Бакинской коммуне) также были вовлечены в массовые убийства мусульманского населения. Банда Шевкунова объединившись с армяно-дашнакскими силами, обстреливала город Ленкорань с военного корабля, в результате чего была разрушена одна из стен мечети Кичикбазар. Корабль «Александр Яндер» обстреливал прибрежные населенные пункты от Кызылагача до Астары.

Жители Герметюка послали старейшину села Гаджи Агабалу на переговоры с матросами с просьбой прекратить обстрелы. Но переговоры не дали результата. Шевкунов ответил, что пока не будут найдены убившие в результате перестрелки на сельском кладбище солдата, прекращения огня не будет. Село два дня обстреливалось пушками. Не довольствуясь этим, армянские и русские солдаты во время поисков в селе без суда и следствия на месте расстреляли семерых парней.

Всего весной 1918 года во время геноцида азербайджанского и талышского населения в Ленкоранском уезде было сожжено более 40 деревень, сотни невинных людей были убиты. Армянские дашнаки, захватывая дома, убивали всю семью, не жалея при этом ни стариков, ни даже беременных женщин. В один день в селах Герметюк более 70-ти, Мамуста до 30-ти, Кергелан до 30-ти, Сютамурдов более 20-ти, Гирдани более 20-ти человек стали жертвами трагедии. Армянские дашнаки и превратившиеся в бандитов русские солдаты убивали или подвергали пыткам самых уважаемых старейшин Ленкоранского уезда. Такая незавидная судьба ждала известных в Ленкорани Мешеди Гасыма, Мешеди Ширали, Кербелаи Нуруллу, Гаджи Ахунда, Веревуллу Мирмагомеда Талышханова и сотни многих других.

Известный в народе как Мири-бек - гвардии полковник Мирмагомедрза пользовался большим уважением в Ленкорани и его округе. Банда Шевкунова напала на его дом, а сам Мири бек был убит выстрелом в голову.

Армянские и русские солдаты разграбили село Шыхакеран, увели скот и отобрали все ценные вещи у его жителей. В отместку за смерть убитого в перестрелке армянина, солдаты заживо сожгли нескольких жителей села. У некоторых были отрезаны носы и выколоты глаза. Жители села бежали в лес между селами Мамуста и Холмили, и прятались там несколько дней. Бандиты собрали в дома молодежь села Мамуста и подожгли их. Некоторые жители села были зарезаны. Затем село было полностью сожжено. Женщины и дети бежали в лес Гочаселе.

Не лучшим было положение азербайджанского и талышского населения в Муганской степи, где с селами азербайджанцев и талышей соседствовали села русских колонистов. Здесь русские служащие пограничной стражи казаки и верхушка сектантов (молокан, субботник и т.д. организовали свои бандитские формирования, в которые принимали также солдат-дезертиров и армян-дашнаков). Ведущей фигурой среди муганских отрядных начальников был полковник Ильяшевич который до революции 1917 г. он командовал пограничным батальоном на Билясуварском участке и очень хорошо знал все местные особенности Мугани и умел ими пользоваться во время военных действий.



В отряд Ильяшевича вошли те из солдат царского призыва (пограничников и пехотинцев), «которые не хотели идти в Россию, где разгоралась гражданская война, а остались там [в Мугани]». Значительную часть из этих солдат составляли армяне, отличившиеся особой жестокостью по отношению к туркам, курдам, лазам и аджарцам еще в 1914-1917 гг.

Зверства отряда Иляшевича над мирным мусульманским населением начались еще до марта 1918 г., когда его отряд под предлогом «защиты» русских сел Северной Мугани стер с лица земли десятки мусульманских сел на расстоянии 25 километров вокруг русских сел. Уцелевшие жители бежали в южный Азербайджан (в Иран) к шахсевенам, которые впоследствии не раз приходи на помощь азербайджанскому и талышскому населению.

Начатый армянами в Баку 31 марта 1918 года геноцид мусульманского населения вызвал новую волну зверств на Мугани. Воспользовавшись этим, бандиты Аветисова начали нападать на мусульманские села в Ленкоранском уезде. Двигающиеся в сторону Мугани совместно с русскими солдатами армянские дашнаки грабили села на «Почтовой дороге» от Астары до Пришиба. Впервые сопротивление было оказано в марте 1918 года в окрестностях села Малакан (Калиновка). Отряд добровольцев из сел Хырмандалы, Гасанлы, Мамедханлы занял позицию на берегу реки Виляш близ Калиновки, чтобы разоружить солдат и завладеть их оружием и боеприпасами.

Слабо вооруженные и уступавшие в численности добровольцы, понеся большие потери, были вынуждены отойти. Эта перестрелка дала армянам повод для разграбления муганских мусульманских (талышских и азербайджанских) сел. Совместно с русскими армянские бандиты, уничтожили население более 23-х муганских сел, расположенных вдоль «Почтовой дороги» от села Йеддиоймаг до Пришиба и далее на север. Расположенное близ Малакана село Йеддиоймаг было сожжено, мечеть разрушена снарядами, а его жители подвергнуты пыткам.

В перестрелке между солдатами и жителями сел Мамедханлы и Гасанлы был убит один солдат. Полковник Ильяшевич обещал ответить жестокостью, если виноватый в смерти солдата не сдастся. В ответ на это жители сел Мамедханлы и Гасанлы ночью совершили набег на Малакан. После этого армянские бандиты устраивают в этих селах облавы и аресты, расстреливают невинных людей. Ису Гасан оглу арестовывают как организатора. Его привязывают к лошади и волоча по земле полуживого доставляют в Пришибский полк. В результате зверств и бесчинств отряда Ильяшевича и армянских бандитов против мусульман жизнь в муганских селах угасла и многие из них вымерли.

Так, например, Ильяшевичем вместе с армянскими бандитами было дотла сожжено село Хырмандалы. Ильяшевич обвинял жителей села в смерти двух русских солдат и приказал сжечь село дотла. Умеющие держать оружие жители села заняли оборону в местечке «Чандыг» близ села Гаджитепе. Дети и женщины для безопасности были вывезены в потерянные в камышах острова. Начиная с сальянской дороги ущелья Адыгезел, Салех, Гарейча, Арпа были местом прибежища жителей села Хырмандалы.

В перестрелке с армянами было убито несколько армян, но потерь среди защитников села было гораздо больше, что вынудило их отойти назад. Сельчане под началом Рза киши снова заняли оборону в местечке под названием колодец Худаверди. Получив подмогу в лице прибывших из Малакана и Пришиба русских солдат, армяне начали массово уничтожать мирное население. Русские солдаты с горы Баяндур пушечным огнем поддерживали армян. Вода в реке Акгобу покраснела от большого количества трупов.

В результате интенсивных карательных рейдов против мусульманских сел деятельности ильяшевского отряда возник дефицит припасов. Их удалось получить у бакинского отряда дашнака Арустамова, прибывшего на пароходе «Александр Жандр». С этого момента у Ильяшевича установились достаточно близкие отношения с армянскими главарями, Бакинской коммуны. Которая не смогла ничего противостоять Кавказкой Исламской Армии, в составе которой геройски воевал Генерал-майора Габиб-бека Салимова (1881-1920) – будущий освободитель Ленкорани.

Лишь победоносное наступление Кавказской Исламской Армии спасло азербайджанское, лезгинское, еврейское и талышское население Бакинской губернии от полного уничтожения. Поражения от Кавказской Исламской Армии привели к ликвидации большевистской Бакинской Коммуны 26 июля 1918 года, и замены ее на короткое время «Диктатурой Центрокаспия» на Мугани устанавливается правительство Временной Военной диктатуры Мугани, иначе прозванное в народе «Диктатурой Пяти»

Интересно что почему-то армянские фальсификаторы, сочиняя историю сперва «Муганской диктатуры» а затем «Муганской советской республики» как дескать явлениях «талышской государственности» сознательно игнорируют воспоминания, труд, который оставил очевидец и участник событий 1918-1919 года на Мугани. Речь идет о капитане русской армии В. А. Добрынине, который вынужден был эмигрировать и умер в Сербии, но при этом оставил свои достаточно подробные воспоминания о событиях в уезде во время гражданской войны. Его труд так и называется «Оборона Мугани» – записки пограничника» (Добрынин В.А. «Оборона Мугани. 1918–1919», Париж, 1974).) поскольку Добрынин сам принадлежал к числу русских пограничников из казаков-колонистов в Ленкоранской уезде. Эта книга была издана в 1974 году небольшим тиражом.

Странное дело, если бы те, кто сейчас пытается реконструировать историю Муганской советской республики действительно интересовались хотя бы частично исторической правдой – давали бы на нее ссылки. Но такого нет и в помине – в статьях, просвещенных «муганской диктатуре» и «муганской советской республике» как якобы «талышским» образованиям ее особо не цитируют. А талышские сепаратисты и армянские исторические фальсификаторы даже особо не ссылаются на эту книгу – несмотря на ее антиазербайджнскую направленность – поскольку она опровергает простым перечислением исторических фактов нынешний бред о якобы «современной борьбе талышей вместе с армянами и русскими против азербайджанских мусаватистов».

Самое интересное, что Добрынин вообще не выделяет талышей как отдельного этноса. Для него это такие же «татары», как и прочие тюрки – т.е. и азербайджанцы. Добрынин крайне негативно и враждебно относится и к Турции и Азербайджану он сторонник «великой, единой и неделимой России» и казалось, что от него надо ждать достаточно предвзятого описания азербайджанской армии и наоборот сокрытие фактов зверств русских бандитов из числа над азербайджанским и талышским населением.

Но в своих воспоминаниях Добрынин очень высоко отзывается и об азербайджанской и турецкой армии. Понятно, что преувеличивая «подвиги» своих соратников-русских, Добрынин с уважением относится к «татарам» (азербайджанцам и талышам) и туркам, как к достойным противникам. Добрынин признает участие армян-дашнаков в создании так называемой Муганской диктатуры и Муганской советской республики, а также их изначальную враждебность мусульманам – прежде всего талышам, Хотя Добрынину во многом свойственно положительное отношение к армянам как к ситуативным союзникам в 1918 г.

На одном из армянских форумов относительно книги Добрынина даются оценки очень красноречивые оценки, из которых можно понять, почему талышские сепаратисты и армянские исторические фальсификаторы на нее особо не ссылаются… Вот один из участников форума относительно книги «оборона Мугани» пишет: «Книжка написана русским офицером, мягко говоря, националистических взглядов. Произведение это принадлежит традиции батальной прозы 19 века - с огромными преувеличениями и расизмом по отношению ко всему не-русскому (татарам, иранцам, армянам, евреям, англичанам). Как исторический источник ее воспринимать надо очень и очень критически. Но надо отметить, что там не мало интересных фактов по гражданской войне в районе Ленкорани и Белисувара»

Другой участник форума замечает: «Книга очень интересная уже тем, что написана непосредственным участником этих событий.

Насчет расизма... Ну да... Можно в этом упрекнуть, да только она писана во времена, когда не было так наз. «политкорректности», в результате которой некоторым народам запрещено демонстрировать свой «расизьм», в то время как большинству можно оставаться расистами, как и раньше.

Он просто честно пишет, что думает… Он также точно вспоминает, как русские крестьяне отвечали массовыми убийствами на массовые убийства и протыкали штыками животы беременным азербайджанкам и резали их детей. Описывая мерзость и пакостность красных комиссаров, среди которых и на самом деле большинство в тех местах составляли евреи и армяне, автор не с меньшей художественностью описывает мерзость и дебилизм белогвардейцев и особенно их руководителей.
Хотя, как и у всех русских у него присутствует претензия ко всему миру за русские беды.

Далее... в книге совершенно не упоминаются талыши. Население к югу от Ленкорани, воевавшее с красными, он называет «татарами», как и азербайджанцев, хотя я точно знаю, что все аулы там были на самом деле талышскими. Но по книге судя, те талыши были лояльны Азербайджану и даже туркам.»


В настоящее время талышские сепаратисты – такие как Фахраддин Абосзода и их армянские покровители вовсю раскручивают историю «Муганскую диктатуры» и так называемой Муганской советской республики как, дескать, историю «независимой национальной государственности талышей в 20-м столетии».

При этом те, кто конструирует миф про «Муганскую диктатуры» как «талышское образование» и Муганскую советскую республику как про «талышское государство» не смущает тот факт, что среди их руководителей не было не одного талыша. Добрынин дает имена всех пяти диктаторов, которые были одновременно назначены по приказу Баку, якобы как представители разных партий. Среди них нет не то чтобы талыша, но и вообще мусульманина.

Вообще на протяжении всей книги своих воспоминаний «Оборона Мугани» Добрынин описывает встречи со многими деятелями «мугансксих» образований большевиками, приводит имена десятков людей. Среди них Кропотов и Сухоруков; какой-то самозванец граф Орлов, ставший командующим Красной армией; московский комиссар Асхабадский (настоящая фамилия Коломийцев); литовский еврей Блек; а также Горнин, Сурнин, Отраднев и прочие включая армян. Но нет ни одного талыша! Добрынин описывает и большевистские войска Муганской советской республики, в которых служили в основном армяне и русские: матросы, некоторые муганцы и в основном дезертиры, оказавшиеся в Ленкорани. И опять нет талышей.

Таким образом в даже тенденциозные – поскольку написаны с точки зрения русского националиста и великодержавного шовиниста – воспоминания Добрынина в корне ломают всю концепции Муганской советской республики как «талышского государства».

Список пяти муганских диктаторов: (полковник Ф.М. Ильяшевич, Т.П. Сухоруков, Д.П. Кропотов И.Б. Саратиков, Мойша Шихман,). Т.е среди руководителей муганской Диктатуры есть армянин (Саратиков) но нет ни одного талыша или азербайджанца.

«Внешнеполитическая» ориентация Муганской диктатуры после ее становления была на «Главнокомандующего войсками и флотом в Прикаспийском крае» генералом Л.Ф. Бичерахова, который финансировал муганскую «армию» (т.е. бандформирования Ильяшевича), подписывал приказы о награждении и производстве отличившихся в обороне русских сел офицеров в следующие чины. Мы уже отмечали, что именно Бичерахов, впоследствии «командировал» на Мугань полковника Аветисова в качестве своего полномочного представителя кровавого палача, ответственного за геноцид азербайджанского населения в марте 1918 г. в Баку и других районах Азербайджана, что привело к новой волне бесчинств и геноцида талышского населения.

Подведя итоги «Муганской» темы 1918-19 гг. отметим, что она малоисследована и нуждается в дополнительном изучении архивных материалов, переписки и трудов, которые позволят еще четче восстановить историческую картину в центральных районах и на Юге Азербайджана в тот период.

Читайте также:

Талыши в авангарде борьбы за свободу Азербайджана (1918-1920 гг.)

Последние годы Талышского ханства: героическая оборона Ленкорани – 2 Часть

Последние годы Талышского ханства: героическая оборона Ленкорани – 1 Часть

Краткое перечисление древних тюркских топонимов и племен на юго-западе Каспия

Талышские ханы в борьбе за наследие азербайджанской империи Сефевидов

Вымышленная индо-европейская доктрина и искажения истории талышского народа

Великий ильхан Олджейту Худабандэ и его славное талышское войско

Талыши и другие иранизированные тюрки: хазарейцы, чараймаки

Талыш – первое упоминание в источниках: почему иранские и армянские «ученые» его «не замечают»?


KavkazPlus

Прочитано : 15760


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента