АНАЛИТИКА

Абхазский язык спасает Грузия

09.02.18 16:25


Одним из поводов для сепаратистского мятежа и войны в Абхазии против Грузии было то, что, дескать, Грузия «притесняет абхазский язык». В результате братоубийственной войны 1992-1993 г. Абхазия не только «освободилась» но и было изгнано свыше 300 тыс. грузинского населения. Казалось бы, никто больше не «притесняет» абхазский язык, не мешает развиваться «древней и самобытной» абхазской культуре. Но парадокс заключается в том, что именно после обретения так называемой «независимости» Абхазии деградация абхазского языка началась стремительно.

Прежде прекратилась государственное финансирование развития абхазского языка и культур, которое было очень щедрым, пока Абхазия была в составе Грузии. И оказалось, что без этого финансирования абхазские языковеды, деятели культуры, писатели-поэты и т.д. и т.п. просто не могут быть востребованы и «самоокупаться» среди малочисленного бедного и стремительно культурно и экономически деградирующего этноса. В итоге развитие абхазского языка и абхазкой литературы прекратилось.

Но еще хуже обстоит ситуация с абхазским языком в быту. Во времена единства Абхазии и Грузии в абхазских семьях в основном говорили на абхазском языке и «жаловались» на его притеснения со стороны грузин. Но с обретением «независимости» очень быстро перестали.

Здесь злую шутку с абхазами сыграла психология «победителей-мародеров». После войны абхазское населения из сел устремилось в города, прежде всего в Сухуми и Гагра, занимать опустевшие и захваченные их соплеменниками в качестве «трофеев» дома и квартиры убитых и изгнанных грузин. И как раз жажда до чужого и брошенное «свое» нанесли по абхазскому языку самый сильный, практически смертельный удар. Он перестал быть языком внутрисемейного общения.

Дело в том что, абхазы переселились в города, где среда была после войны и изгнания грузинского населения не абхазоязычной, а русскоязычной, поскольку именно на русском абхазам приходилось общаться со своими «заклятыми друзьями и союзниками» – армянами которые взяли под контроль всю экономку. Произошел также разрыв поколений поле того как молодые абхазские семьи массово приселившись после 1993 г. в города и оставив в селах дедушек и бабушек перешли на русский. А со временем на русский перешли и их немногочисленные молодые сородичи, оставшиеся в селах. Старшее же поколение, которое воспитывалось и жило во времена единого с Грузией государства, постепенно уходит.

Плюс ко всему этому нужно отметить ужасный уровень преподавания абхазского языка в школах, который опять-таки резко снизился после того, как прекратилось финансовая поддержка сохранения и развития абхазского языка со стороны госбюджета Грузии.

Сами абхазы по этому поводу пишут «Для большинства абхазов (горожан) родной язык уже давно не первый, часто, и не второй. Не следует обманывать себя - в этой среде абхазский практически мертв, так как не является общепризнанным средством коммуникации» – писал по этому поводу в 2010 г. один из абхазов. С тех пор прошло 8 лет и ситуация только ухудшилась.

Еще одна из жительниц Сухуми в своем блоге сделала неутешительные для абхазского языка выводы: «Если каждая семья будет надеяться на садик-школу и пр. госучреждения - можно сразу прощаться с родным языком. А до детсадика мамы-папы почему не разговаривают с ребенком на абхазском? Бабушки-дедушки где? Кто вообще отменил общение в семьях на родном языке? В сёла надо отправлять детей, горожане. А то не только родной язык, но и все наши обычаи дети скоро будут по книжкам в школе изучать и узнавать. Так что и обиды, и стыд - пусть каждый взрослый адресует сам себе. Обвинять легче простого.

В старину княжеские семьи отправляли своих детей в дальние сёла, к крестьянам, к совершенно чужим людям. Чтобы их сын рос на земле, знал все обычаи, традиции, понимал, что есть хорошо, а что плохо. Чтоб не зазнавался, что он особых кровей. А сейчас родители к родным бабушкам и дедушкам в село прокатят на уик-энд с ветерком на машине своё чадо и бегом назад домой, в город. Как же - ребенок должен сидеть у компьютера, гулять по набережной, купаться в море, ходить в кафе. В селе ведь можно испачкаться землёй, там акуд-абыста постоянно - надоедает. Воду надо носить, тохать - оно разве можно такое допустить? Ни-ни... Ни в коем случае.

И в садах, и в школах - сами НЕ УМЕЮТ!!! Кругом абхазский язык пересыпают русским. Я даже не знаю, где есть то место, где говорят на чистом абхазском языке. Это ли не настоящая беда для нашего народа?!

К примеру - город Сухуми. Абхазских школ намного меньше, чем русских. И ничего не предпринимается, чтобы увеличить количество таких школ, а ведь знаменитая 10-я городская школа переполнена. По многим причинам в русских школах обучается много абхазских детей. В классах 2/3 детей – абхазы. И тут в первую очередь виноваты родители. Да, многие городские жители и сами плохо знают родной язык, и понятно, что на абхазском труднее обучаться, и тут многие идут по пути наименьшего сопротивления. Получается, что они не могут помочь своему ребенку в подготовке уроков.

А качество преподавания абхазского языка в русских школах просто ужасное. При таком обучении ребенок НИКОГДА не будет ни понимать, ни говорить на абхазском.»

Парадокс, но сейчас меры по спасанию абхазского языка вынуждена предпринимать Грузия. При Тбилисском государственном университете имени Джавахишвили вскоре должен открыться Институт абхазского языка и культуры. Открытие института связано с осуществлением государственной программы по сохранению абхазского языка, которую премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили инициировал в октябре 2017 года.

В своей речи на празднике столетнего юбилея ТГУ премьер отметил важность существования подобного института в стране.

«Радует, что сегодня свой столетний юбилей университет также отмечает открытием Института абхазского языка и культуры. Я верю, что мы достойно продолжим и дадим новую жизнь делу, которое начали наши именитые ученые сто лет назад, и к которому они относились с большим энтузиазмом и любовью», — сказал Квирикашвили.

«Я хочу обратить ваше внимание на отношение наших ученых к абхазскому и осетинскому языкам. Именно основатель университета начал заботиться о развитии и научном изучении абхазского и осетинского языков. Сегодня в Тбилисском государственном университете работает Научно-исследовательский центр грузино-абхазских отношений. Происходит также основательное и глубокое исследование в направлении осетинского языка», — подчеркнул Квирикашвили.

Однако Института абхазского языка и культуры при Тбилисском государственном университете мало. Абхазия должна вернуться в единое грузинское государство, и только тогда у властей Грузии появится возможность предпринять эффективные шаги по возрождению абхазского языка, который напомним, согласно Конституции Грузии имеет официальный статус государственного для автономной Абхазии.


KavkazPlus

Прочитано : 1297


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента