РЕГИОН

Полковник Мамед Гадиров: До июня 1993 года Азербайджан планомерно вели к развалу

15.05.18 16:00


Интервью с участником Карабахской войны, полковником ВС Азербайджана Мамедом Гадировым.

- В мае мы отмечаем сразу несколько важных дат. Это и День Победы и день рождения Общенационального лидера Гейдара Алиева, День Республики. К сожалению, на май приходятся и такие даты, как день сдачи Шуши и день сдачи Лачина...

- Да, 8 мая тяжелый для нас день. Для всего азербайджанского народа. В этот день 26 лет назад мы сдали Шушу.

О том, как это произошло, сегодня, думаю, в подробностях говорить не стоит. Там много чего до сих пор не ясно, остается много вопросов. Например, почему в тот день, когда армяне перешли в наступление, все минные поля на подходах к Шуше были разминированы. Было ли предательство, сговор или что-то еще... Много, очень много вопросов. Но что точно известно - это то, что карабахские события, включая и захват Шуши, были хорошо и давно спланированы армянами.

Даже дата взятия города была обдумана заранее и приурочена к Дню Победы.

А 17-18 мая мы сдали Лачин. Я не говорю, что армяне его захватили - нет, это мы его сдали. Представьте, какие политические игры шли в Баку и вокруг него, что мы почти без боя могли сдать врагу такие стратегические и ключевые районы. Особых боевых действий как таковых там не было... Сегодня, через столько лет, уже можно об этом говорить открыто.
Если начать разбирать причины сдачи Шуши, можно много порассказать. Но это уже в прошлом, а надо смотреть в будущее. Мы на войне потеряли стольких искренних патриотов, смелых людей. Только благодаря им удалось остановить армян там, где они теперь стоят.

- Вы воевали, были свидетелем тех событий. Почему, по-вашему, сложилась такая ситуация?

- Знаете, когда вспоминаю те времена, думаю - а все ли я сделал, что мог? А все ли сделал наш народ, что должен был сделать? И понимаю, что народ ни в чем не виноват, народ был предан и оставлен на произвол судьбы. В том числе были преданы и брошены на произвол судьбы разрозненные отряды бойцов, которые ценой свой жизни, не позволили врагу продвинуться дальше. Была паника и хаос, потому что у государства не было руководителя. Как бы не были развиты технологии, управляет все равно человек.

Самыми тяжелыми для Азербайджана были 1991-93 годы. Армянская сторона действовала согласно давно разработанному плану и прекрасно знала, что будет дальше. А у Азербайджана, оказавшегося, как всегда, неготовым к такому развитию событий и пребывавшего в спячке в надежде, что "Москва армянам не позволит", не было руководителя, который мог бы исправлять ошибки и знать, что делать дальше.

Народ не виню. Виню только власти. Сам создавал батальон в Бейлагане и видел, что творится. Помню, мы стояли в Ходжавенде, и я главу района и прокурора возил туда и показывал стратегические высоты, объяснял, что нужно поставить там огневые точки, потому что между нашими позициями и армянами открытое пространство, которое им ничего не стоит преодолеть. Никакого указа и решения по этому поводу от властей из Баку так и не поступило, поэтому я делал все на свое усмотрение, исправлял ситуацию как мог.

- То есть шанса удержать земли не было?

- Журналисты часто задают мне этот вопрос. Спрашивают, могли бы мы не сдать земли армянам. У меня всегда был один ответ на этот вопрос - да, могли бы, если бы нашлись умные люди в тогдашнем парламенте, которые оставили бы в Баку Гейдара Алиева, когда он вернулся на родину. Азербайджану удалось бы избежать многих бед, и сегодня мы жили бы совсем по-другому и не потеряли бы земли.

Нужен был руководитель. Настоящий руководитель, умеющий управлять.

Старшее поколение должно помнить Абдурахмана Везирова, насколько непригодный к политике и руководству был это человек. Вероятно, назначен он был сознательно, чтобы продолжить разрушать Азербайджан. До сих пор помню его восторги по поводу изгнания азербайджанцев из Армении, когда он как ребенок радовался, что наши, мол, возвращаются... Даже не знаю, как это комментировать.

В лице Везирова был назначен «нужный деятель», с помощью которого была организована трагедия 20 января в Баку. После этих событий он исчез, а затем мы получили Аяза Муталлибова.

Я воевал, я видел, что происходит. Нужен был руководитель, чтобы управлял народом, требовался человек, способный принимать решения и умеющий это делать. Народ без руководителя - толпа. И это с успехом для себя использовали армяне.
Не добрался до Баку противник только благодаря народу, молодым парням, которые, не задумываясь о своих жизнях, шли вперед. В моем батальоне было много таких героев. Только благодаря им, повторюсь, армяне не продвинулись дальше.
Кто-то должен руководить государством. Если нет руководителя, такое государство легко развались. До 1993 года мы планомерно шли к развалу. Я не знаю, кто составлял этот план, но он существовал. И устраивал, прежде всего, армян. Должно быть, планировалось, что мы развалимся, и потом нас по частям будут глотать. Выгодно это было, думаю, не только Армении, но и тогдашнему руководству России и Ирану. Азербайджану повезло, что за ним стояла Турция, которая не отдала его, грубо говоря, на съедение.



- Как развивались события накануне возвращения к власти Гейдара Алиева? Какой была ситуация и какие были риски?

- Ситуация была очень тяжелой. Крайне тяжелой. Я думаю, июнь 1993 года был самым сложным моментом дл страны.
Я работал с турецкими советниками в 1992 году - генералом Яшар-пашой, госсоветником Османом пашой. Они тоже все время говорили о том, что стране нужна нормальная власть. При их содействии был создан первый профессиональный батальон. Но они не могли вмешиваться во внутреннюю политику и только ужасались происходящему в стране. "Нужен Гейдар Алиев!" - повторяли они постоянно. Когда Яшар-паша уезжал, он был очень зол на Народный фронт. Просто взбешен. Потому что командующий внутренними войсками Фахмин Гаджиев пошел на Сурета Гусейнова, они бросили линию фронта ради личной внутриполитической борьбы за власть. Яшар-паша очень тяжело это переживал.

Повторю - июнь 1993 года был тяжелейшим месяцем для нашей страны. Многие этого не понимали, но я был внутри всего этого и я знаю. Кому-то кажется, что все было просто - ну, поехал Гейдар Алиев к Сурету Гусейнову, ну договорился. Просто?! Вспоминаю, как Алиев призывал в парламенте депутатов ехать с ним к мятежному генералу. Договориться с таким человеком, найти пути к нему, так рисковать мог только такой лидер, как Гейдар Алиев. Только благодаря ему республика избежала гражданской войны и полного развала.

Эльчибей сам понимал, что не способен справиться с ситуацией, и пригласил Алиева. К Эльчибею, скажу вам, серьезно не относились и руководителем не считали. Мог ли он справиться с вооруженными отрядами Сурета Гусейнова или Ровшана Джавадова, если за ним никто не стоял? А за Гейдаром Алиевым стоял народ. Я помню, как он обратился к народу, и как сотни тысяч людей ночью пришли и встали вокруг президентского аппарата, защищая свою государственность.

Никто кроме Алиева не был способен остановить гражданскую войну и спасти азербайджанское государство. Для этого нужен был талант. А в мае 1994 года он остановил войну.

- Кстати, со стороны оппозиции часто звучат мнения, мол, Гейдар Алиев не должен заключать "пораженческий мир", надо было идти в наступление и тому подобное. Как бы вы это прокомментировали?

- В наступление? С кем можно было в тот период идти в наступление и с чем? У Азербайджана не было ни армии, ни вооружения. Я помню, с каким трудом мы сколачивали какие-то батальоны, находили оружие. В то время как армянская сторона готовилась к этой войне еще в 1986-87 годов, имела полное военное преимущество и была прекрасно вооружена. Руководство же Азербайджана было слепо и глухо и все время оглядывалось на Москву, уверяя, что та не допустит. Но вот допустила, и мы все потеряли.

Гейдар Алиев остановил войну и спас нашу государственность. Это было очень мудрое и очень правильное решение. Но оппозиция на то и есть оппозиция. Даже когда подписывался "Контракт века", было много разговоров, оппозиция находила какие-то аргументы против, ничего в этом не соображая. А Гейдар Алиев находился в политике много лет, он был одним из первых лиц в такой стране, как СССР. Почему армяне до 1987 года молчали и боялись поднять голову, хотя у них все уже было готово? Потому что Гейдар Алиев был во власти. Они знали, что при нем ничего не получится. Как только его удалили от дел, армяне начали наступление.

Сегодня, спустя столько лет, я помню, что мы пережили, и могу сказать, что ежегодно в мае я отмечаю два праздника - День Победы и день рождения Гейдара Алиева. Потому что я там был, я все пережил сам, я находился внутри событий и знаю, что, если бы не он, Азербайджана сегодня не было бы. История не знает сослагательного наклонения, но все равно хочу сказать - если бы Гейдар Алиев пришел раньше, хотя бы в 1991 году, мы имели бы сегодня совсем другую страну.

Сегодня мы спокойно живем и развиваемся, хотя война не окончена, хотя наши земли оккупированные. Нужно было быть Гейдаром Алиевым, чтобы выбрать правильный путь и заложить основы сегодняшнего нашего благополучия.

Горжусь, что мне довелось работать в аппарате президента при Гейдаре Алиеве. Я был консультантом в военном отделе, выполнял обязанности завотделом. Могу сказать, что Гейдар Алиев был невероятным руководителем. Он во всем разбирался, помнил все детали, был потрясающе компетентен во всех вопросах.

- Каким вам, человеку военному, видится разрешение карабахского конфликта?

- Признаться, в политический путь я не особо верю. А в военном плане мы далеко обошли армянскую сторону, ей нас не догнать. И в этот раз Азербайджан будет готов. Теперь у Азербайджана есть армия, есть руководитель. Это не начало 1990-х, когда ничего этого не было. Гейдар Алиев создал и государство, и армию буквально с нуля. А сегодня его дело продолжает Президент, Верховный главнокомандующий Ильхам Алиев.

В конце концов мы освободим свои земли. Историческая справедливость восторжествует. Но армяне уже успели столько натворить, что ликвидировать последствия карабахского конфликта придется очень долго.

Но мы добьемся своего. Я в этом не сомневаюсь.

- И напоследок такой вопрос. Мамед муаллим, вы столько повидали за годы войны, столько знаете, у вас столько информации. И, как мне кажется, это только сотая доля того, что вы могли бы рассказать. Не было ли желания превратить все это в книгу?

- Я как раз хотел заговорить об этом. Вы меня опередили. Да, идея есть, но мы пока не определились с формой и основной концепцией. По моему представлению, эта книга должна помочь нашему народу избавиться от пораженческого комплекса и чувства вины за то, что не удержали земли. Народ ни в чем не виноват. Виноваты политики, по глупости или по предательству подставившие свой народ. К сожалению, о многих вещах я не могу говорить даже сегодня, двадцать пять лет спустя. Но и то, что можно рассказать, уже помогло бы пролить свет на многие темные моменты карабахской войны.

Ну, будет видно. Посмотрим. Пока что это только идея...

Лейла Джавадгызы

Прочитано : 4276


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента