АНАЛИТИКА

Абхазия в руках варваров

18.06.18 16:50


То, что в оккупированной сепаратистской Абхазии сознательно уничтожаются уникальные памятники архитектуры, вынуждены признавать и информационные ресурсы российских предпринимателей, которые все еще надеются на то, что русским будет позволено осуществлять свой бизнес на этой территории. Одни из таких сайтов http://abhaz-realty.ru недавно опубликовал материал «Конец Дворца Смецкого» http://abhaz-realty.ru/2018/06/17/konec-dvorca-smeckogo/ где приводится история печального конца уникального противотуберкулезного санатория, построенного в Абхазии в поселке Гульрипш в начале 20-го столетия.

Приводим выдержки из этого материала

«Туристы, приезжающие в Абхазию, часто удивляются большому количеству разрушенных зданий, которые никто и не пробует восстанавливать. Но, даже среди этого тягостного изобилия, есть места, судьба которых особенно печальна. К таким, безусловно нужно отнести Дворец Смецкого. Как раз на днях поставлена последняя точка в блестящей, но, в итоге горькой истории этого знаменитого в прошлом объекта. Принято решение списать объекты недвижимости имущественного комплекса бывшего санатория им. Ленина (Н.Н. Смецкого) в п. Гулрыпш.

Дворец Смецкого по праву считался одной из архитектурных жемчужин Абхазии. Построенный в период с 1900 по 1912 годы, санаторий пережил революцию и гражданскую войну. Семьдесят лет советской власти под названием санаторий имени Ленина принимал отдыхающих со всего Советского Союза. Во время Отечественной войны народа Абхазии дворец Смецкого пострадал мало, несмотря на то, что здесь располагался штаб грузинской армии. Больше досталось парку санатория. А вот дальше все стало совсем плохо.»

Таким образом, не получается обвинить в уничтожении Дворца Смецкого «грузинских оккупантов». Причем можно догадаться, что ущерб парку во время войны 1992-1993 гг. нанесли как раз сепаратистские «освободители».

Дальше следует небольшой экскурс в историю.

«Николай Николаевич Смецкой родился в Москве. Его батюшка — Николай Павлович, имел звание генерал-майора и длительное время руководил Константиновским межевым институтом., Мать – Ольга Ильинична Грибанова была дочерью купца 1-й гильдии. Семья была более чем обеспеченной. Ей принадлежала усадьба в 40000 десятин, большая часть из которой составляли лесные угодья. Не слишком удивительно, что после окончания юридического факультета Московского Университета Николай правоведом не стал, а занялся продажей и переработкой леса.

Изрядно приумножив доставшееся ему наследство, Николай Николаевич на рубеже 19-20 веков оказался в Абхазии из-за болезни супруги, которой требовался субтропический морской климат. Как человек деятельный, Смецкой не стал долго запрягать и уже в 1900 году принял решение о строительстве санатория для больных туберкулёзом в Гульрипше.

Всего лишь через 2 года принял первых больных Белый корпус (Гульрипш-1). Одновременно здесь могли находится 110 больных с начальной стадией туберкулеза. При этом пансион на время лечения обходился всего лишь в половину стоимости (120 рублей), остальные затраты покрывал лично Смецкой из своих средств. По тем временам это был современный лечебный комплекс, оснащенный всем необходимым для лечения и комфортного пребывания: электричество, телефонная связь, водопровод, первый в Российской империи лифт, почта, столовые. Помимо самого санатория, при лечебнице функционировали завод строительных материалов, лесопилка, слесарная мастерская, животноводческая ферма, магазины, винзавод и даже узкоколейная железная дорога.

В 1913, успев до этого построить еще и санаторий в Агудзере, Смецкой построил и второй корпус санатория – «Гульрипш-2», или «Красный корпус». В имперские времена это было самое большое здание в Абхазии. Четыре этажа, 250 мест, все условия аналогичны были тем, что присутствовали в «Белом корпусе».

Парки санаториев Смецкого тоже производили впечатление на современников. В них росли экзотические деревья, например, кокосы, а общая площадь садов составляла не менее 240 гектаров.

Деятельность Смецкого не ограничивалась обустройством санаториев. Николай Николаевич был одним из крупнейших промышленников этих мест, финансировал строительство учебных заведений , больниц, приютов. Был почетным членом сухумского сельскохозяйственного общества. после начала первой мировой войны Смецкой передал Красный корпус Красному кресту для лечения инвалидов. На самом деле, о вкладе Смецкого в развитие Абхазии необходимо публиковать отдельный материал.

После установления в Абхазии советской власть, Смецкой добровольно передает свое имущество государству, а сам остается жить здесь же. А построенные им санатории продолжали принимать больных все годы советской власти.»

Приводится в статье и история уничтожения Двоца Смецкого.

«После развала СССР в Абхазии, оказавшейся формально в составе независимой Грузии, наступили смутные времена, кульминацией которой стала абхазо-грузинская война 1992-1993 годов. после обретения Абхазией «независимости», жизнь здесь проще не стала. Несколько лет международной изоляции привели абхазскую экономику и инфраструктуру в плачевное состояние. Но санатории Смецкого тогда пострадали не сильно, несмотря на то, что во время войны в них располагался штаб грузинской армии. Разве что, досталась паркам.

Худшее с наследием Смецкого случилось позднее. Не секрет особо, что государство в Абхазии не всегда должным образом контролирует соблюдение законности в стране. На это есть объективные и субъективные причины. Так случилось и с Дворцом Смецкого. При разных президентах, год за годом какие-то люди варварски уничтожали памятник архитектуры при полном попустительстве властей. Была украдена уникальная кровля, расхищено все, что можно было унести, здания буквально разбирали на кирпичи. Возможно, будь в стране побольше порядка, нашлись бы инвесторы, которые, на тех или иных условиях, проявили бы желание восстановить то, что строил с любовью многие годы Николай Николаевич Смецкой.

Но, в итоге, санатории доведены до состояния, когда проще их списать и поставить жирный крест на славной истории этих мест.»


А дальше следует вывод авторов материала, изначально симпатизирующих, между прочим, сепаратистам.

«Иногда складывается впечатление, что «отечественная война народа Абхазии» закончилась с прямо противоположным результатом и под торжественные тосты о патриотизме и восстановлении Абхазии, многие годы орудуют на территории республики какие-то оккупационные войска, которым плевать на будущее этой страны.»

Совершенно верно! Абхазия как раз оккупированная территория, которая находится в руках варваров и мародеров, которые никак не могут оставить своих привычек.

При этом нужно отметить, что в Гульрипшском районе большинство населения после изгнания отсюда грузинского населения составляют представители «древней» и «культурной» армянской нации. Экономика района, впрочем, как и всей Абхазии – в их руках. Как они относятся к культурным памятникам и доставшемуся им «трофейному» наследию – видно хотя бы по судьбе Дворца Смецкого.

Причем непонятно, зачем вообще было рушить дворец и его растаскивать. Иначе чем самым диким варварством и патологической страстью к мародерству и разрушениям это объяснить нельзя. Впрочем, также варварски разрушен армянскими оккупантами старинный азербайджанский город Шуша в Карабахе.

При этом Армения всячески препятствуют грузинским беженцам возвращаться в родные дома, в том числе в Гульрипшский район, регулярно голосуя против этого на Генассамблее ООН. Видимо для того чтобы грузины не имели возможности восстановить то что еще можно восстановить и не мешали «древней армянской нации» доводить до состояния руин те культурные памятники Абхазии, которые пока уцелели на ее территории.


KavkazPlus

Прочитано : 20332


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента