Из свадебной обрядности аварцев: переезд невесты из отцовского дома к жениху

16.11.15 16:12




«Свадьба – это и богатое национальным колоритом, символическими действиями, обрядами, торжество и правовой акт. В свадебном церемониале с наибольшей полнотой и своеобразием проявляются социально-экономические и культурно-бытовые особенности образа жизни народа, его поэтические, музыкальные и театральные традиции» [1], – писала С.Ш. Гаджиева.

Свадьба аварцев была насыщена обрядами. Неотъемлемым элементом свадебной обрядности у аварцев был обряд переезда невесты в дом жениха, которому аварцы придавали большое значение. Следует отметить, что понятие «дорога» в широком смысле употребляется в разных фразеологизмах, как: «гIумрудул нух» («жизненный путь»), «нух рагьи» («открыть дорогу»), «нух къай» («закрыть дорогу»), «нух гIатIилъи» («расширение дороги»), «нух битIи» («прямой дороги»). Так, например, если девушка долго не выходила замуж о ней говорили: «Ясалъе нух къан буго» («Девушке дорога закрыта»). Если помимо невесты в доме были и другие дочери, им желали: «Я, Аллагь, нужейги нух рагьун батаги!» («Дай Аллах, чтобы и вам была открыта дорога (к замужеству)!»).
Почти повсеместно невесту в дом жениха перевозили под вечер, а у некоторых этнических групп аварцев (каралальцы, тленсерухцы, гидатлинцы и др.) ее везли после ночного намаза. В некоторых селениях невеста и ее сторона должны были демонстрировать отсутствие спешки, как бы нежелание идти в дом жениха. Так обстояло дело, например, в сс. Гергебиль, Тлох, где невеста выходила из своего дома днем, а в дом своего будущего мужа вступала ночью. Процессия с невестой шла с частыми остановками для танцев, медленно, делая шаг вперед, два назад. Гергебильская невеста вошла в поговорку у аварцев как символ медлительности в действиях.
У каралальцев по пути ее следования на обочине дороги стояли женщины с кучками сухой травы, которую поджигали тот час, как видели приближение кортежа невесты. Считалось желательным, чтобы костров по пути следования кортежа невесты было разожжено много. У андалальцев с. Бацада таких костров разжигали два – один на полпути к дому жениха, другой перед домом жениха, чтобы его могли увидеть жители всех домов села. Разжигание костров предусматривалось традиционной обрядностью не только у аварцев[2], но и у других народов Дагестана[3]. В традиционных народных представлениях огнь рассматривался как одна из субстанций солнца[4].
У каралальцев женщина, увидевшая первой приближение кортежа с невестой, кричала во всеуслышание: «БахIарай йилъена йигу!» («Невеста приближается!»), что было сигналом для поджигания кастров. Невесту с двух сторон держали за плечи две женщины – «квер чIван ритIурал» («держащие руки невесты»). В с. Урух-сота невесту по пути следования сопровождали мужчины, которые держали ее за плечи – «бахIаралъда сиве витIурав чи» («отправленный с невестой») и «бахIарай ячли вегьурав» («приехавший забрать невесту»). У турутлинцев эта процессия состояла из одного мужчины, которого называли «бахIаралъул хIама» («осел невесты»), и двух женщин (часто старшая невестка и тетя по отцу). У гумбетовцев (сс. Чирката, Инхо) невесту сопровождала взрослая замужняя родственница (тетя по отцу или старшая невестка) и незамужняя молодая девушка (часто двоюродная сестра), которую называли «хIамикь лъел» («подушка осла»).
«У ахвахцев старшая родственница сопровождавшая невесту к дому жениха называлась «бахIаралъул чокъа»[5].
В с. Анди невесту вели в дом жениха поздно вечером две-три женщины, посланные за нею со стороны жениха, и женщина, опекавшая ее, из числа ее родственниц. Последняя накрывала ее полой своей шубы так, чтобы присутствие невесты среди женщин вообще не было заметно. Вели ее тайно, обходными путями, но молодежь, разведав ее маршрут, старались перекрыть ей дорогу, чтобы получить выкуп[6].
В некоторых сельских обществах аварцев невесту по пути следования обливали водой. Так, в с. Тукита постель невесты, которую несли вместе с ней, могли посыпать из одного дома золой, из другого водой[7]. У бежтинцев над невестой четыре девушки за углы держали кусок домотканого сукна, так как по обычаю, когда невеста проходила по улицам, из домов на нее выливали воду[8].
Повсеместно у аварцев с невестой из ее дома обязательно несли поднос с едой (колбаса, хлеб, сыр, курдюк, орехи и т.п.) и кувшин с бузой[9]. У каралальцев сс. Урухсота, Сота, Тлярош в состав свадебных подношений невесты при переходе в дом жениха помимо большого медного таза с халвой – «тIоххода бахъ», несли также семь или девять «хурджим чед» («хлеб хурджинов»). У анадалальцев с. Чох с невестой отправляли поднос с халвой и грецкими орехами («бахIаралъул бахух»). Считалось, что чем слаще халва, тем будет покладистей характер невесты в семейной жизни.
Целая серия обычаев была связана со стремлением лиц, ведущих невесту к дому жениха, и была призвана нейтрализовать действия сглаза, порчи, злых духов: шли за невестой по одной дороге, возвращались по другой, подводили невесту к дому жениха тайком, под видом невесты в дом жениха вводили ее подругу, скрывали местопребывание невесты и т.д.[10] Следует отметить, что приблизительно с 80-х гг. у аварцев почти исчез один из самых ярких, эмоциональных и интересных моментов свадебного цикла – песенные состязания между двумя партиями женщин – со стороны жениха и невесты. В этих песнях, представляющих яркие образцы народного поэтического творчества аварцев, применялись приемы поэтических сравнений: сторона жениха сравнивала юношу с соколом, невесту с голубкой, солнцем луной, звездой и т.д., хвалили тухум жениха и т.д.
Повсеместно у аварцев при переезде невесты в дом жениха было принято преграждать ей дорогу. Этот обычай называется «бахIаралъе нух къай» («преградить дорогу невесте»). Первый раз преграждали дорогу при выезде невесты с ее двора. Преграждали дорогу и по пути следования. Для этого использовались камни больших размеров, жерди и бревна. Для открытия дороги невесте из дома жениха вместе с процессией отправляли специального человека – «нухI бахъинав чи» (букв. «человек, отнимающий дорогу»). Представитель жениха откупался от преграждавших фруктами, бузой «чагIа» (с 1950-х гг. водкой, конфетами), хлебом, вареным мясом. С 2000-х гг. откупаются деньгами.
У ахвахцев сс. Тад-Магитль, Кванкеро, Цвакилколо при приближении процессии к дому жениха, молодежь и родственники жениха, окружали ее, оттесняли мужчин и не отпускали женщин, пока не получали выкупа деньгами, едой, выпивкой. При этом нападающие пошучивали над невестой, предлагали ей пока не поздно выйти замуж за другого, высмеивали качества жениха и превозносили свои собственные. Также шутили мужчины и в адрес других женщин и девушек, сопровождавших невесту. Видимо в этом случае давали о себе знать пережитки древних форм брака[11].
С приближением свадебного поезда сторона жениха и все гости выходили навстречу к воротам дома с песнями и музыкой. У дома жениха процессия останавливалась, устраивались совместные танцы. В соответствии с установившимся обычаем наставница не разрешала невесте двинуться с места, пока она не получала выкупа от родственников жениха. В с. Хунзах наставница невесты произносила при этом следующее: «ХIатIи билъунеб гьечIо, хIатIида нах бахъе!» («Ноги отказываются ходить, замаслите нам ноги!»). После этого провожатым невесты давали хлеб, вареное мясо, бузу, а с 80-х гг.XX в. после того как невесту стали перевозить в автомобиле – деньги.
У аварцев с. Голотль провожатые невесты, чтобы получить такое вознаграждение, говорили, что ворота или двери дома жениха узкие, или, что дорога плохая, поэтому невеста не может войти. Тогда кто-нибудь из родственников «успокаивал» их: «Я тоже проходил здесь, дорога ведь хорошая, идите»[12].
Одаривали не только сопровождавших невесты, но и ее саму. У аварцев с. Камилух, когда невесту привозили к дому жениха, было принято у ее ног резать барана. Затем его вешали на вбитый в стену кол, и кто-либо и свиты новобрачной должен был одним ударом кинжала отсечь барану голову. Если же «рубака» не справился с задачей, то свое умение в этом деле демонстрировал и представитель жениха, но ему запрещалось нанести удар на то место, куда бил уже представитель невесты. Проигравшая сторона должна была доставить барана в дом жениха[13]. У андалальцев у ворот дома жениха процессию встречали все участники свадьбы, устраивали обязательный танец родственника жениха и родственницы невесты. Приводили корову, чаще телку как подарок от родителей и ставили метку – «гIуж бала»[14]. У андийцев нередко животных подводили к невесте, чтобы она могла подержать за рога или дотронуться до них[15]. У хваршин к невесте подводили телку, бычка или корову. Она хватала животного за ухо, на котором сразу делают метку – «агъа лиечI»(«ухо резать»)[16].
Следует отметить, что у большинства аварцев обычай дарить невесте корову, буйволицу, бычка, овцу сохранялся вплоть до 80-90-х гг. XX в. У каралальцев, тленсерухцев, гидатлинцев и др. этот обычай сохраняется и до сих пор. В городе в наше время мать жениха дарит невесте ковер.
Подобные обряды существовали и у других народов Дагестана[17] и Кавказа[18].
Переезд невесты в дом жениха сопровождался рядом магических ритуалов, связанных с культом плодородия. У андалальцев вплоть до 70-х гг. XX в. по пути от дома невесты до дома жениха с крыш домов ее осыпали зерном и мукой, «чтобы в жизни она не знала нужды». В сс. Шулани, Унти мать жениха встречала невесту у ворот своего дома с чашкой, доверху наполненной мукой, сахаром и изюмом, и осыпала этим невесту и ее подруг со словами: «Баркатги, роххелги босун ячIарай йатаги» («Да принесешь ты нам благополучие и счастье»), что выражало пожелание плодовитости и счастливой семейной жизни.
У андалальцев с. Кулла свадебную процессию с невестой встречали по-иному. Родственники жениха ставили у его ворот большой таз («шурум»). В момент приближения кортежа к дому жениха начинались танцы. Первой начинала танец мать жениха. Затем эстафету танца перехватывала сестра жениха. Далее в веселом круговороте танца неслись остальные родственники жениха. Танцующие по окончании танца бросали в «шурум» серебряные монеты.
У хваршин у ворот дома жениха по традиции совершали обряд «ершуша» («обсыпание морковью»), что было связано с культом плодородия[19].
В наше время, когда невеста приближается к дому жениха, ее осыпают конфетами, орехами, монетами с пожеланием ей сладкой жизни в новом доме.
Обсыпание невесты мелкими предметами (зерном, рисом, мелкими монетами и т.п.) наблюдается в свадебных обрядах почти у всех народов Дагестана и Кавказа[20]. Подобные обряды и обычаи существовали и у народов Средней Азии и Казахстана[21].
У порога в дом жениха невесту приветствовали его близкие родственницы. У тленсерухцев с. Гидиб свадебную процессию, у ворот, среди прочих, встречала и бабушка новобрачного по отцу, со словами «Эбелъул гIарац, нижер месед!» («Мамино серебро, наше золото!»). «У койсубулинцев с. Аракани бабушка жениха встречала людей, ведущих невесту к дому своего внука, сидя у порога дома и причитая: «Когда я была молода, все со мной считались, меня уважали, а сейчас я всеми позабыта, все меня обижают. Вот идет еще одна молодая, которая тоже будет меня обижать». Причитания прекращались и сменялись благопожеланиями и словами приветствия, как только старшая из сопровождавших невесту женщин преподносила старухе подарок»[22]. Подобный обычай в прошлом бытовал и у ахвахцев[23].
У хунзахцев в момент, когда свадебный поезд заезжал во двор жениха, по традиции стреляли в воздух. Обычно это делали жених и его друзья, которые, поднявшись на крышу дома, наблюдали сверху за происходящим во дворе.
Следует отметить, что из всех описанных обрядов с 90-х гг. XX в. и до нашего времени сохра-
нился лишь обряд обсыпание невесты конфетами и монетами.
Таким образом, как это видно, обряду переезда невесты в дом жениха в структуре свадебных обрядов аварцев придавалось большое значение.

Литература:

1. Гаджиева С.Ш. Традиционное и новое в современной свадебной обрядности народов Современного Дагестан // Брак и свадебные обычаи народов Современного Дагестана. Махачкала, 1988. С. 6.
2. Исламмагомедов А. Аварцы: Историко-этнографическое исследование. XVIII – начало XX в. Махачкала, 2002. С. 297.
3. См.: Гаджиева С.Ш. Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана в XIX – начале XX в. М.:Наука, 1985. С. 232;
4. Сергеева Г.А. Свадьба у народов Дагестана в XX веке: Общее и особенное //Свадебные обряды народов России и Ближнего зарубежья. М., 1993. С. 138;
5. Алимова Б.М. Кайтаги. XIX – начало XX в.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала,1998. С. 165.
6. См.: Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии / Пер. с англ. М.К. Рыклина. М.: Политиздат, 1980. С. 569-570.
7. Лугуев С.А. Свадьба и свадебные обряды ахвахцев // Брак и свадебные обычаи у народов Дагестана в XIX – нач. XX в. Махачкала, 1986. С.55.
8. Булатова А.Г. Современные и семейные обряды переселенцев. 1980. // РФ ИИАЭ. Ф. 3. Оп. 3. Д. 489. Махачкала, С. 24.
9. Там же. С. 24.
10. Там же.
11. Булатова А.Г. Традиционные праздники и обряды народов Горного Дагестана в XIX – нач. ХХ в. Л.: Наука, 1988. С. 163.
12. См.: Рагимова Б.Р. Женщина в традиционном дагестанском обществе XIX – начала XX в. Махачкала, 2001. С. 35–36; Агларов М.А. Андийцы: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 2002. С.188–192.
13. Лугуев С.А. Свадьба и свадебные обряды ахвахцев // Брак и свадебные обычаи у народов Дагестана в XIX – XX в. Махачкала, 1986. С. 55.
14. Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана в XIX – начале XX в. Москва, 1985. С. 234.
15. Дибиров М. А. Обрядовые игры и состязания дагестанской свадьбы // Брак и свадебные обычаи у народов Дагестана. Махачкала, 1986. С. 66.
16. Исламмагомедов А.И. Аварцы. С. 297.
17. Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана в XIX – начале XX в. Москва, 1985. С. 235.
18. Мусаева М. К. Традиции и новации в свадебном обряде хваршин // Брак и свадебные обычаи народов современного Дагестана. Махачкала, 1988. С.140.
19. Гаджиев Г.А. Доисламские верования и обряды народов Нагорного Дагестана. М., 1991. С. 135; Амирова Г.-М. Среди горцев Северного Дагестана: Из дневника гимназиста // ССКГ. Тифлис, 1873. Вып. 7. Отд. 3. С. 31; Омаров А. Воспоминания муталима // ССКГ. Тифлис, 1868. Вып. 1. С. 42.
20. Державин Н. Свадьба у гурийцев-мусульман в окрестностях Батума // СМОМПК. Тифлис, 1902. Вып. 32. С. 172;
21. см. также: Народы Кавказа. М., 1962. Т. 2. С. 530.
22. Мусаева М. К. Традиции и новации в свадебном обряде хваршин // Брак и свадебные обычаи народов современного Дагестана. Махачкала, 1988. С.140.
23. См.: Булатова А.Г. Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана в XIX – нач. XX в. Л., 1988. С. 165-175; Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана. С.104; Свадебные обряды карачаевцев: Свадебная обрядность у народов Карачаево-Черкесии: традиционное и новое. Черкесск, 1988. С. 45.
24. См.: Лабачёва Н.П. Различные обрядовые комплексы в свадебном церемониале народов Средней Азии и Казахстана // Домусульманские верования и обряды в Средней Азии. М., 1975. С. 298.
25. Лугуев С.А., Эльмурзаева А. Об обычае встречи бабушки жениха с невестой у народов Дагестана // Сб. статей «Археология, этнология, фольклористика Каваказа». Тбилиси, 27-30 сентября 2010. С. 439.
26. См: Лугуев С.А. Ахвахцы. XIX – начало ХХ в.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 2008. Махачкала, 2008. С. 78.

Заира Алигаджиева

Доцент кафедры гуманитарных дисциплин Дагестанского государственного института народного хозяйства, кандидат исторических наук (Российская Федерация)

(Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ

научного проекта №13-01-00079)

Прочитано :


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента