Этническая идентичность и стратегии межэтнического поведения малочисленных дагестанских народов (по результатам социологического исследования)

16.11.15 16:15




Дагестан–полиэтническийрегионвначале 90-х годов прошлого столетия, характеризовавшийся сложной межнациональной обстановкой. Массовый отъезд русскоязычного населения из республики, политические убийства и террористические акты, появление чуждой для дагестанских верующих экстремистского течения «ваххабизм»,низкийуровеньжизнинаселения,высокий уровень безработицы, существование национальных движений, преследовавших свои узконациональные интересы вносили дестабилизацию в политическую жизнь дагестанского общества. Стремление национальных лидеров к разделу сфер политического и экономического влияния не раз ставило республику на грань межэтнического столкновения. Если в поведении граждан не наблюдаются столкновения на межнациональной почве, это не исключает существования в латентной форме неосознанного противостояния ценностей и норм различных этнокультур, соперничества между национальными элитами.



Нехарактерный для Дагестана всплеск межнационального противостояния начала 1990-х годовоказался недолговечным,однакообщество несталоменееконфликтным.Несколькопротивостояний прошлого остались не до конца разрешенными, а некоторые из них даже обострились. Обозначились новые конфликты – уже внутриэтнического и социально-политического характера. В создании почвы для инцидентов виновны обе стороны – власть и общество, ставшие противоположными по своим интересам: «Дагестан с его отчетливой этнически сегментированной социальной структурой и серьезными противоречиями, большинство из которых раскрашены в национальные цвета, казалось, неизбежно должен был, с утратой жесткого централизованного руководства,превратитьсяв одинизсамых серьезных очагов межнациональных конфликтов. Несмотрянаслучаисерьезногопротивостояния вдагестанскомобществедействуютмеханизмы и силы, способные сохранить мир и согласие в республике, хотя в латентной форме межнациональное противостояние существует и дает о себе знатьвкризисныхситуациях.Возникаетвопрос:

«Что за силы способные стабилизировать межэтнические взаимоотношения, несмотря на низкий уровень социально-экономического развития и политического противостояния дагестанских народов?»Какэтонепокажетсяневероятным,именнополиэтническийсостав республики оказался тем могучим фактором, удержавшим республику от межнациональных конфликтов, и это при том, чтосуществуютпроблемырепрессированных,насильственно переселенных, разделенных и малочисленных народов» [1].

К началу 90-х гг. XX столетия межэтническая ситуация в республике оказалась очень сложной, существовавший ранее дух терпимости и межнационального согласия оказались разрушенными. История же свидетельствует о том, что «в Дагестане, при его насыщенной и хорошо читаемой с древних времен истории, за последние два тысячелетия,поменьшеймере,неизвестнынетолькомежэтнические войны,нодаже конфликтына межнациональнойоснове.Местныеисториографы,начинаяотМухаммеда-Рафи(XIVв.)доГасанаАлкадари(XIXв.),нетольконеотмечаютмежнациональные конфликты, но вовсе игнорируют национальныйфакторвисториибеспрерывных внутренних конфликтов, войн за независимость, что вели горцы, или в других исторически значимых акциях во внешней или внутриполитической жизни. Этнический фактор в конфликтных ситуацияхкак бы вовсе отсутствовал» [2]. Помнению дагестанских исследователей в современный периодвопросстоитвплоскости: «Насколькопрочна основа гуманистической культуры межнациональных отношений и может ли быть сохранено межнациональноесогласиевреспублике?». Основойобострениямежнациональныхотношений в Дагестане являются:1. экономические факторы;

2. миграция, породившая и «другую проблему: страх малочисленных народов перед угрозой ассимиляции, утраты своей культуры, своего языка. Всвязисэтимвозникаютчувстваущемленнности и обиды. В Дагестанской АССР непродуманное переселение с гор несоразмерно большого числа населенияаварскойичастичнодаргинскойнародностей, неорганизованнаямиграция(более 300 тыс.человек),застройка зимнихпастбищ горных районовосложнилиположениевкумыкскихрайонах»[3];3.деятельностьнациональныхдвижений ставивших вопрос о федеративном переустройстве республики [4]. К этим трем факторам следует отнести проблему репрессированных и насильственнопереселенных народов,создающая реальнуюпочвудляформированияинтолерантногосознанияиповедениявдагестанскомобществе, а также проблему неопределенного этнического статуса малочисленных этносов республики, нерешенность ряда их этнических и социально-экономических проблем [5].

Кризисвэкономике,ростбезработицывдагестанском обществе привели к социальной напряженности, страхам и росту преступности в обществе. Большие группы людей теряли привычный социальный статус, образ жизни и вынуждены направить свои усилия на поиск новой формы самоидентификации, которая воспринимается неопределенно и «размыто», способствуя усилению интолерантности в разных сферах общества.

Факторами, влияющие на межнациональную толерантность в Дагестане являются, важность этнической принадлежности при формировании уважительного отношения к иным этносам, установкинасохранениеэтнокультуры,национальных традиций, обычаев, межэтническое сотрудничество с иноэтническими образованиями. Исследователи выделяют комплекс факторов способствующих формированию интолерантности и дестабилизирующихмежнациональнуюирелигиозную ситуацию в республике, в частности, земельный вопрос,исвязанныеснимспорыдаютострознать о себе в республике, особенно на равнинных районах; кадроваяполитика; миграциянаравнину жителей горных районов, которые в силу объективныхпричинвынуждены переселяться; кризис идентичности у крупных этносов и обострение процесса этнической самоидентификации у малочисленныхнародов; отсутствиеэффективнойнациональной политики, направленной на решение этнических исоциально-экономических проблем не только малочисленных, но и крупных народов; распространение идей салафизма в республике. Таким образом, комплекс вышеперечисленных проблем обостряют проблему межнационального взаимодействия в целом в Дагестане, негативно отражаетсянавнутриэтническихивнутриконфессиональных связях.

Сложная политическая ситуация в республике активизируетрольиместо толерантностивсовременном дагестанском обществе, потому что вопроспереноситсявинуюобласть,вчастности:

«Как нам жить вместе, не утрачивая свои различияиособенности?» Краеугольнымкамнемтолерантного отношения к частным интересам и мнениям, к группам и индивидам их выражающим, становится признание естественности и неустранимости из общественной жизни «инакомыслия». ПомнениюМ.Уолцера,«смысл толерантностине в том, чтобы устранить «нас» и «их» (и, уж, конечно,нев том,чтобыустранить«меня»),ав том, чтобыобеспечитьдолговременноемирноесосуществование и взаимодействие [6].

Межэтническиеколлизиивдагестанском обществе отрицательно сказываются на этнической идентичности, особенно малочисленных этносов. Вситуацииухудшениясоциально-экономического положениявреспублике,закономернонаблюдается рост интенсификации типов этнической идентичности (позитивной или негативной), поэтому андо-цезские народы наряду с более крупными дагестанскими этносами подняли вопрос о необходимости защиты их национальных интересов. Непризнание их малочисленными народами, нераспространениенанихЗакона«Огарантияхправ коренных малочисленных народовРФ»,реабилитациярепрессированныхнародоввобходандо-цезов,которымтакжебылпричинен материальный, моральный ущерб вцелом способствовали ухудшению межэтнических отношений в республике. В некоторых случаях наблюдается противостояние андо-цезов аварцам, в состав которых они ранее входили. Всеобщая перепись 2002 г. в полной мере не отражает реальную картину численности этих народов, особенно проживающих в полиэтнической среде, что воспринимается как ущемление их национальных прав и интересов.

Этническая идентичность является основой внутригруппового и межгруппового взаимодействия и как социально обусловленный конструкт имеет свойство трансформироваться в зависимости от конкретных социально-политических реалий и варьирует в широком диапазоне от гиподо гиперидентичности,чтонаблюдаетсявнастоящее время в Дагестане. Крайние формы изменения позитивнойэтнической идентичности одинаково опасныдля межэтнических отношений,нарушая коммуникативный баланс между взаимодействующими этническими общностями, с одной стороны, и нивелируя культурное своеобразие этноса с другой.

Этничность,способствуяэтническойинтеграции,одновременнооказываетвлияниенаразвитие дезинтеграционныхтенденцийвполиэтническом обществе в целом. Она выполняет функцию культурной отличительности, но этнические границы становятся более плотными и искусственными, когда этнокультурная вариативность групп сменяется нарастанием противоречий в их требованиях. В этом случае этническая граница представляет уже линию столкновения этничностей. Из оборонительной, защитной она способна превращаться в психологический инструмент отчуждения и этнической дезинтеграции в обществе. На основе социально-перцептивных механизмов, регулирующих межгрупповое восприятие, происходит накопление негативнойинформации, избирательность восприятия на этносоциальной основе,уменьшениевнутригрупповыхиусиление межгрупповых различий, генерализацияэмоций по этническому критерию, перенос ответственности и вины на другую группу и внешние обстоятельства, переоценка различий в культуре. А естественная любовь к своему народу трансформируется в политическую доктрину этнонационализма, поддерживаемую массами [7].

В современном дагестанском обществе актуализировано формирование этнической толерантности,базирующейсянаналичиипозитивногообраза за иной культурой при сохранении позитивного восприятия своей собственной. В ситуации существования межнациональной напряженности внутренняя связь между позитивнойгрупповой (этнической) идентичностью и аутгрупповой (межэтнической) толерантностью может распадаться или становится обратной. При возникновении интолерантности, актуализируются механизмы социальной перцепции, направленные на восстановлениепозитивнойэтническойидентичности,а вслед за ней– иэтническойтолерантности. Однаконельзявосприниматьэтническуютолерантность как следствие ассимиляции, следовательно, как отказ от собственной культуры, а является характеристикой межэтнической интеграции, для которой характерно «принятие» или позитивное отношениексвоейэтническойкультуреикэтническимкультурамгрупп,скоторымиданнаягруппа вступает в контакт.

Основой оптимальной модели взаимодействиявполикультурнойсреде,ккоторымотноситсяиДагестан,являетсясозданиеусловийдлядиалогаинаегобазеполноправногообщения.Данная стратегиябазируетсянаравноправномположении всех этносов и ее целью является создание благоприятной атмосферы, направленной на мирное взаимодействие и преодоление существующих межнациональных противоречий и конфликтов. Изучение конкретных факторов влияющих на отношение к личным межнациональным контактам вразличныхсферах общенияактуализированыв процессе исследования.Вчастностивозникает необходимость выявления роли контактов на межэтнические установки, а если влияют то каким образом. Не менее значимой является изучение взаимосвязанности установок на различные сферы контактов между собой или их относительной независимости.

При исследовании межэтнических контактов необходиморазличатьэтническуюсреду(возможностьвступлениявмежнациональныеконтакты)и этническое поведение (сфера общения, в которой личность сталкивается с представителями иной этническойпринадлежностииэтнокультурой).От частоты ижеланияподдерживатьмежэтническое общение и контакты в значительной степени зависит уровень высокой или низкой толерантности вобществе.Вмногоголосьенациональныхчувств со всей остротой и наглядностью обнажилась вся та сложная механика межэтнических отношений, которая доселе была скрыта подхрестоматийным глянцем догм о якобы беспроблемной интеграции в единую наднациональную общность. Демократизация общества, политизация социальных требований, гласность, раскрепощение человеческого духа, закономерно вызвали к жизни субъективность, пристрастность, а, следовательно, и предубежденность, столь характерные в целом для межгрупповыхотношенийвпериодысоциальных изменений [8].

Восновном,предубеждениявзависимости от уровня негативного аффективного заряда и типа этноконтактной ситуации, соответствуют таким формам поведения как избегание общения или уклонениеотмежэтнических контактов вопределенных сферах жизнедеятельности.Вданной статье на основе результатов социологического исследования излагаются существующие в общественном сознании малочисленных дагестанских народов установки на этноконтактирование. Процесс этнической идентичности представляется необходимым рассмотреть через призму межнациональных взаимоотношений, выявлением трансформаций в межэтнических установках, что предполагает изучение предпочтительности или избегания межнационального общения и контактирования.

Андо-цезы являются коренными малочисленными дагестанскими народами, которые в настоящее времядисперснорасселены натерритории республики. Андо-цезские этносы разделяется на андийскую (андийцы, ахвахцы, багулалы, ботлихцы, годоберинцы, каратинцы, тиндинцы, чамалалы) и дидойскую (бежтины, генухцы, гунзибцы, дидойцы, хваршины) группы. В эту же группу включены арчинцы, в языковом отношении близкие к лезгинам, но географически соседствующие с аварцами.

Социологическое исследование по изучению этническойидентичностималочисленных народов проведено в 2011 г. в районах их компактного проживания: Ахвахском(сс.Карата,Тадмагитль), Ботлихском (сс. Ботлих, Гагатли, Верхнее Годобери), Цумадинском (сс. Верхнее Гаквари, Тинди, Хонох, Хварши, Хуштада), Цунтинском (сс. Кидеро,ГутатлиГенух,Зехида),Чародинском (с.Арчиб), Хасавюртовском районах (с. Муцаул), Бежтинскомучастке(сс.Бежта,Гунзиб)иг.Хасавюрт. Опрошено 1456 чел. Опрос проводился методом случайного отбора.

Уровень положительных и отрицательных установок в поведении андо-цезов определялся вопросом «Скакимиизнародоввамприятно общаться, дружить, поддерживать добрососедскиеотношения?». Опрошенныенастроеныпозитивно общаться, дружить, поддерживать добрососедскиеотношения«совсеминародами»(21,1%), ноприэтомконкретизировали«саварцами»(16,1%),«сандийцами»(4,1%)и«сдаргинцами»(3,6 %); у19,8%опрошенныхнетнародовскемони избегают этноконтактирование и доля указавших нанародыскемимнеприятнообщаться,дружить, поддерживатьдобрососедскиеотношениянебольшая: арчинцы(6,3%),дидойцы (5,4%),андийцы (3,6 %), лезгины (2,8 %), русские (1,9 %), кумыки (1,4%),чеченцы(1,2%)ибежтины(1,1%);18,6

% вообще не отметили эту позицию, считая, что такими вопросами «составитель анкеты провоцирует обострение межнациональных отношений в республике» и «противопоставляет дагестанские народы друг другу».Андо-цезскиенароды,еслибыониоказались вдалиотсвоегоэтноса,топредпочлибыжитьс «андийцами»(3,4%),«совсеми»(4,7%),«ботлихцами»(5,9%)и«аварцами»(7,4%).Суждение «неважно»близко3,4%опрошенных.Небольшая доля андо-цезов указали на народы с кем избегают совместное проживание и таковыми являются хваршины(3,5%),цезы(2,9%),андийцы(2,8%) и бежтины (1,2 %). Большей частью для исследуемыхэтносовхарактернотолерантноевосприятие
иного этнического образования, поэтому 2,1 % респондентов отметили «не знаю», 12,7 % «такого народа нет» и 17,2 % вообще не отметили данный вариант. Таким образом, наше исследование демонстрирует,чтодоля противопоставляющих себя другим национальностям среди андо-цезов статистически незначима.

Всовременныхусловияхростаэтнического и религиозного сознания в сфере межнациональных отношений заложен серьезный конфликтный потенциаливДагестане стабильность вмежэтническойсфере имеет определяющее значениев обеспеченииобщественнойбезопасности.Результаты нашего исследования позволяют определить состояние межнациональных отношенийв республике, выявить некоторые особенности межнациональногодиалога, впрочем, как и внутриэтнических отношений. Поэтому важным является оценка респондентами многонациональности республики, предпочтительность межэтнических контактов и связей или же их избегание, влияние социально-экономическогоположенияконкретного народа на общий климат национальных отношений в республике.

Распределение ответовнавопрос«Вкакой степени для вас важна национальная принадлежность человека при выборе друзей, партнеров по трудовой деятельности?»(%) Приведенные в таблице данные свидетельствуют о том, что фактор этнической принадлежности при выборе друзей, партнеров по трудовой деятельностинесуществененпочтидлявсехандоцезских народов, за исключением генухцев.

Методической основой измерения межнациональных установок явилась шкала социальной дистанции Богардуса, позволяющая выявить психологическую готовность и ориентированность андо-цезов к сближению или к отторжению представителей инонациональнойобщности независимоотихличностныххарактеристик.Суждение опрошенногонавопросотом,вкачествекогоон принимает представителя другой этнической принадлежности позволяет определить социальную дистанцию, определяемую респондентом между собой и другим этническим образованием.

В нашем исследовании модифицированная шкала Богардуса включает 7 позиций, каждая из которых характеризует готовность принять представителядругойнациональнойпринадлежности в разных сферах этноконтактов. На следующей таблице приведены полученные ответы.

Распределение ответов на вопрос «Готовы ли выпринятьчеловекадругойнациональностив качестве…» Результатыдемонстрируютотсутствиеуандоцезовявныхэтническихбарьеров.Наиболее толерантно опрошенные ориентированы на принятие представителяинойэтническойпринадлежности вкачестве«гражданинареспублики»,«коллегипо работе»,«соседаподому,квартире»,«партнера всовместномделе»,иуженесколькоснижается их позиция в отношении принятия «непосредственнымначальником»,«своего(ей)супруга(и)» и «супруга(и) своих детей», т.е. социальная дистанция увеличивается на уровне семейно-брачных отношений. Однако нужно учитывать, что декларируемое этническоеповедениенесколько отличается от реальной. При ориентации на межэтнические контакты во многих сферах межличностногообщения(друзья,соседи,партнерыв совместном деле и т.д.) в практической жизни народамсвойственнонеприятиемежнациональных браков, более того и их избегание.

Представляетсянеобходимымболееподробно остановитьсянаотношенииандо-цезскихнародов кмежэтническимбракам,как«механизмаподдержания своего единства» (Ю.В. Бромлей), благодаря именно их избеганию исследуемые народы сумелисохранитьсвоюэтническуюидентичность и этнокультуру. Актуальность изучения межнационального брака, прежде всего, объясняется рядом причин: во-первых,считается,чтомежнациональный брак способствует укреплению дружественныхотношениймеждународами;во-вторых, межнациональныйбракспособствуетзнакомству синонациональнойкультурой; в-третьих,межнациональный брак может способствовать снятию межэтнической напряженности и размыванию этностереотипов, формирующих негативный образ представителей иной национальной принадлежности. Однако несомненным является и то, что межэтнический брак может привестик разрушениюэтнической идентичности и чем слабее этнические границы, тем интенсивнее происходит это процесс.

Одной из самых сложных сфер взаимодействия этносов являются межэтнические браки, которыехарактеризуются с двух разных позиций, во-первых,какодинизмеханизмовассимиляции, с другой как фактор трансформации этнической идентичности. Более того, изучение и анализ смешанных браков позволяет выявить традиционную брачную структуру андо-цезских народов и механизм разрушения или же сохранения этнической границы.

На формирование национально-смешанных семей оказывают влияние многие факторы, в том числе тип расселения людей, уровень брачности, национальныетрадициииобычаи,интенсивность миграционногопроцесса.Последняя,способствуя перемешиванию национальностей, как правило, ускоряет образование этнически разнородных семей за счет того, что национальная половозрастнаяструктурамигрантовзачастуюотличаетсяот подобных структур коренного населения.

В начале 90-х годов прошлого столетия появилисьновые тенденцииво взаимовлияниимиграционной обстановки и положения этнически смешанных семей. Распад Советского Союза привел к разрыву не только хозяйственных, но и родственныхсвязей,негативноотразилсянасамочувствии национально-смешанных семей, многие из них, особенно в зонах межнациональных конфликтов, разрушились и стали неполными. Все это, в конечном счете, привело к ухудшению межнациональнойситуациивовсейстране, втом числе и в регионах, росту ксенофобии, усилению межэтнической интолерантности, ухудшению демографических показателей. Негативные процессы, вызванные распадом СССР, усиление этнонационалистических тенденций привели к тому, что в общественном сознании сформировалось отрицательное отношение к самой идее заключения межэтнических браков.

В условиях полиэтничности Дагестана, когда все народы связаны общей исторической судьбой, тесными экономическими и культурными взаимоотношениями, семья воплощает в себе многие стороны этнических и культурных взаимодействий как на уровне соседских, так и на уровне личностныхконтактов.Определяющимиразвитие этнокультурныхсвязейявляютсямногиефакторы, к числу которых можно отнести экономический, географический, политический, административно-территориальный и т.д. Этнокультурные взаимодействиявесьма интенсивнопроявляютсявнационально-смешанных семьях, характерных для населенных пунктов с неоднородным этническим составом и более всего в городах, отличающихся по природе своей полиэтничностью. Увеличению числа межнациональных браков способствует постоянное общение между людьми разных национальностей на производстве, в учебных заведениях, в общественных местах, в быту, все возрастающая свобода брака и брачного выбора, новые критерииопределенияуровняморальностибрака, преобразованиявовсехобластях культуры,разви-

тие у людей интернационального сознания.

Существенное влияние на частоту тех или иных вариантов межнациональных браков могут оказать исторические традиции брачных связей различных народов, их этнокультурная близость или различия, установки на межнациональное общениевсемье.Еслиобратитьсякисторическим фактам, еще в 1863 г. П.К. Услар писал, что арчинцы никогда не вступают в родственные связи ни с лакцами,нисаварцами.«Говорят,чтовсеготолько одинразбылпримерподобногобрака,которыйпроизвелогромныйскандалвс.Арчи»[9].Исследователипослереволюционногопериода,неоднократно указывают, что большинство арчинцев стараются брать в жены девушек своего селения даже в том случае, если сами живут вне Арчи. Оторванность отроднойсреды ипостоянноепребываниевокружении иноязычного населения сыграли основную рольвизмененииязыковойориентациисемьи,в товремякаксвязисемейногопорядка,брачныеотношения продолжают оставаться более прочными. У арчинцев, в отличие от аварцев, лакцев и других народовДагестана,почтинебылосмешанныхбраков. По сведениям Г.А. Сергеевой такие браки все же бывали, но очень редко. Женщины, как правило, выходят замуж только за своих односельчан, за исключением тех, кто живет вне пределов селения [10]. Браки с представителями немусульманских народовредки.Кмоментуобследованиятакихбраковбылтолькодва(Г.А.Сергеева).Этовнекоторой степениобъясняетсятем,чтоихотрицаютстарики всилурелигиозногопредубеждения.Однакомолодежь считает такие браки возможными, что свидетельствует о психологическом переломе, прошедшем в сознании арчинцев. Однако за прошедший периодрезкогопреломленияотношенияксмешанномубракуненаблюдается,начтоуказывает Н.Р. Добрушина: «донастоящеговремени,однако,сохраняется другой важный фактор обособленности культуры: арчинцыпоканепризнаютсмешанных браков. Брак с представителем другого народа считаетсяисключительнымслучаем(женуиздругого селения приходится брать вдовцам, поскольку, по свидетельству многих, арчинки не выходят замуж за вдовцов)… Предпочтительным для арчинцев является брак с двоюродным братом или сестрой» [11].

Национально-смешанные браки служат важным каналом передачи иноэтническойинформации. В семьях, скрепленных такими браками, и образующих как бы микросреду, сосредотачиваются культурные традиции разных этносов. Степень восприятия молодым поколением культурных ценностей накопленных в семье, как показывают этнографические материалы, во многом зависятотсоциальнойактивностиродителей,оттой среды, в которой семья живет и т.д. Смешанные бракиинтересныв том отношении,чтонапримере такихсемейможнопроследитьпроцессизживания национальной и языковой изолированности малочисленныхнародов.

В нашем опросе респондентам был задан вопрос«Какбывыотнеслись,еслибыкто-нибудь из ваших ближайших родственников (сын, дочь, брат, сестра) вступили в брак с человеком другой национальности?»(%)

Диаграмма 1

считаютбрак нежелательным 21,5

положительно, т.к. межнациональныйбрак способствует укреплению

терпимостимежду народами14,6

отрицательно, ибо межнациональныйбрак способствуетпотере самобытностии национального своеобразиянарода

3,7

национальностьв браке не имеет значения, если муж(жена) соблюдают обычаимоего народа

30,2

предпочел бычеловека своей национальности, но возражатьне стал бы

26,1

Респондентам с небольшой разницей близки позиции «национальность в браке не имеет значения, если муж (жена) соблюдают обычаи моего народа» и «предпочел бы человека своей национальности,новозражатьнесталбы»; при этом небольшая часть респондентов оценивают смешанный брак «положительно, т. к. межнациональныйбракспособствуетукреплениютерпимости международами».Однакоандо-цезы«считаютбрак нежелательным»ирольсмешанногобракаусматриваютвтом,что «межнациональныйбракспособствует потере самобытности и национального своеобразия народа». Мнение «считаю брак нежелательным» разделяют андийцы (34,5 %), тиндинцы(32,5%),ахвахцы(29,7%),каратинцы(27,4

%),арчинцы(27,2%),ботлихцы(27,0%); 13,8% хваршин отмечают, что «межнациональный брак способствует потере самобытности и национального своеобразия народа». Относительнуютолерантность к межэтническому браку проявляютгодоберинцы(77,2%), багулалы (53,3 %), ботлихцы (42,0 %), бежтины (41,8 %), гунзибцы (35,9 %), ахвахцы (33,9 %), цезы(29,3%)ихваршины(26,2%),выбравших вариант «национальность в браке не имеет значения, если муж (жена) соблюдают обычаи моего народа». Позитивное восприятие межнациональногобрака–«предпочелбычеловекасвоейнациональности,новозражатьнесталбы»–демонстрируют 72,6 % каратинцев, 67,8 % генухцев, 29,9 % тиндинцеви28,4%арчинцев;помнениюбежтин (20,9%),чамалалов(31,3%),гунзибцев(31,5%)и цезов(44,0%)межэтническийбрак«способствует укреплению терпимости между народами».

По тесту Куна и Макпартленда 46,8 % не разделяют суждение, что «межнациональный брак разрушаетнарод»; небольшоеколичествоботлихцев(15,7%),цезов(18,0%)ихваршин(20,0

%) согласны с тем, что смешанный брак способен разрушит народ.

Отношение андо-цезских народов к межэтническому браку дочери и сына приведено на следующей таблице.

Распределение ответовнавопрос«Как бы вы отнеслись к межнациональному браку дочери и сына?»(%) Наше исследование показало различия в установках на совместный труд, совместное проживание и т.д. с представителями других национальностей. Дистанция, разделяющая восприятие респондентамипроизводственнойибрачнойсфер отличаются: еслипопреимуществуониготовы работать в многонациональном коллективе, то не принимают национально-смешанную семью. Полученные результаты свидетельствуют о том, что андо-цезам характерна позитивная оценка смешанного брака, но показатель положительного оценивающихмежэтническийбраксынавыше,по сравнениюсдочерью.Изменениявнациональных ориентациях жестко соотносится с реальным поведением. Наблюдается рост отрицательных установок на межнациональные браки при принятии межэтнического общения. Характерное общественному сознанию андоцезов противоречивое отношение к смешанному бракуподтверждаетсявответахнавопрос«Вкакой степени для вас важна национальная принадлежностьчеловекапривыборесупруга(и)?»:«затруднились с ответом» (12,5 %), «для меня очень важна национальная принадлежность человека» (35,6 %) и «для меня не очень важна национальная принадлежность человека» (48,8 %). Важным этническую принадлежность будущего брачного партнера считают генухцы (77,0 %), каратинцы (74,5 %), андийцы (45,5 %) и ахвахцы (40,7 %); при этом ахвахцы с небольшой разницей (42,4

%) отметили неважность этнической принадлежности будущего супруга. И что немаловажно, в графесвободныйответреспондентыдописывали

«главное, чтобы религиозным(ой)был(а)».

Распределение ответов на вопрос «Готовы ли вы принятьчеловека другой национальностив качестве супруга (и)?»(%

Результаты исследования показывают предпочтительность человека своей национальности и небольшая доля отмечает, что межнациональный брак способствует исчезновению этнического своеобразия народа. Более того, демонстрируя, с одной стороны, толерантное отношение к смешаннымбракам,с другой,подчеркивается важность национальной принадлежности будущего брачного партнера. Можно сделать вывод, что общественному сознанию андо-цезских народов характернодекларированиетерпимогоотношения к подобным бракам, при одновременном подчеркивании важности этнической принадлежности брачного партнера.

В качествеположительных характеристикмежэтнических браков участники опроса указывают обогащение культур, возможное сглаживание с помощью смешанных браков межнациональных конфликтов и напряженности, их роль в укреплении терпимости между народами. Однако существуют и негативные моменты, обусловленные этнокультурной дистанцией, языковыми различиями, маргинализацией детей, рожденных в смешанных браках, которые, в конечном счете, могут привестикпсихологическомудискомфортуинизкой социальной мобильности.

Механизм формирования того или иного отношениякмежэтническимбракам носитвобществе более противоречивый характер, нежели это показывают этносоциологические исследования. Положительное отношение к смешанным бракам часто может сопровождаться определенными сомнениямивихпрактическойцелесообразности, а также неуверенностью во взаимном одобрении со стороны представителей каждойиз этнических групп. Те же когнитивные и эмоциональные элементыотношениякмежнациональнымбракам,но сотрицательнойпозициисуществуютвтехслучаях,когдачеловекнегативнооцениваятакиебраки, отдает должное чувствам людей, вступающих в брак.

Традиция заключать браки в пределах своей этническойобщностиявляется «стабилизатором этноса», механизмом обеспечивающим воспроизводствонетолькотех илииныхкультурных особенностей, но, прежде всего, этнического самосознания, ощущения психологической связи со своимнародом.По мнению автора, распространенностьсреди малочисленных этносовродственных браков, предпочтение их другим, несомненно, способствует сохранению этнического ядра народа,особенномалых по численности, ибоводнонациональнойсредебольшевозможностейсохранить национальныйязык,обычаи,традиции,своюсамобытность в отличие от смешанных семей, в которыхпроцессмаргинализациинеизбежен.

Поколение опрошенных этносов по-разному относятся к межэтническим бракам. По мнению автора, несмотря на существующую в общественномсознаниитолерантностькмежнациональным бракам, в то же время, внутреннее желание самосохраниться способствует невосприятию ими межэтнических браков. Привести подтверждающие данный вывод статистические данные по андоцезскимнародамнепредставляетсявозможным попричинеотсутствиятаковых,впрочем,как и количества смешанных браков у малочисленных этносов. Автору удалось извлечь статистические данныепобежтинам: поподсчетам ЗАГСаБежтинского участка количество смешанных браков около 200, из них 120 с аварцами, 60 с русскими, по 5 с кумыками, даргинцами, лезгинами, табасаранцами. В целом, имеется некоторый разрыв между представлениями андо-цезских этносов в отношении межнациональных браков и реальной распространенностью их в обществе.

При изучении стратегии поведения не менее важным является выявление частоты общения. На следующей диаграмме приведены ответы на вопрос «Бывают ли у вас контакты с представителями других национальностей и как часто они случаются?»

Диаграмма 2

Разницамежу суждениями«контактирую редко» и «контактирую постоянно» как свидетельствует диаграмма незначительна. Респонденты, проживающие в моноэтнической среде в силу объективных обстоятельств не вступают межнациональное общение. Но жесткое игнорирование такогообщениянехарактерно нетолькодляандоцезскойгруппы,ноиостальнымдагестанскимнародам.

Помассивуответыраспределилисьследу ющимобразом:62,7%цезов,56,0%ботлихцев, 41,7 % багулалов, 37,5 % чамалалов, 36,3 % бежтин, 35,9 % хваршин, 31,4 % ахвахцев «контактируютредко»;32,5%тиндинцев,35,9%хваршин, 47,2%каратинцев82,6%годоберинцев«контак тируют постоянно»; «совсем не контактируют» 11,1%арчинцеви10,7%цезов; «контактируют часто» 29,6 % арчинцев, 34,5 % андийцев, 34,8 % гунзибцев и 52,8 % каратинцев.

Наследующейдиаграммеприведенаоцен ка андо-цезами характера этноконтактирования.

Распределение ответов на вопрос «Как вы описали бы характер этих контактов?»(%)


Диаграмма 3

«Контактируют с удовольствием» арчинцы (34,6 %), андийцы (44,2 %), ахвахцы (46,6 %), багулалы (46,7%),хваршины(47,6%),бежтины (49,5 %), тиндинцы (50,6 %), ботлихцы (52,0 %), каратинцы (52,8 %), гунзибцы (55,4 %), годоберинцы(84,8%); «контактируютвслучаенеобходимости» андийцы (43,6 %), багулалы (46,7 %), каратинцы (47,2 %), чамалалы (47,5 %), генухцы (75,9%)ицезы(76,0%); «стараютсяизбегать таких контактов» 25,9 % арчинцев, 25,0 % ботлихцев, 15,6 % тиндинцев, 15,3 % ахвахцев, 15,2 % гунзибцев,13,8%чамалалов; «приобщениииспытываютнапряжение,дискомфорт»наибольшее количество гунзибцев(6,5%)иарчинцев(8,6%). Приведенные результаты продемонстрировали различныетипыэтноконтактногоповедения,но в целом можно сделать вывод, что андо-цезским народам характерно поддерживание межэтническогообщенияиконтактов,причемпозитивного характера.

Установкинапозитивныеэтноконтактыподтверждаются результатами на другой вопрос

«Коговыхотелибыиметьсоседомпоквартире, дому?»(%)

Диаграмма 4





Диаграмма свидетельствует, что респондентам безразлична этническая принадлежность соседа по квартире, дому «был бы хороший человек»;менеепредпочтительныпозиции«представителя только своего народа» и «представителя иного народа». Представителя только своего народаиметьсоседомпоквартире,домухотелибы

19,0%ахвахцев,23,8%цезов,33,3%бежтини 34,0 % годоберинцев. Безразличие к этнической принадлежностииприоритетличностныхкачеств демонстрируют («мне все равно, был бы хороший человек»)генухцы(40,0%),годоберинцы(50,0 %), багулалы (68,2 %), гунзибцы (69,7 %), ахвахцы(70,9%),тиндинцы(74,3%),андийцы(75,3%), цезы(77,8%),арчинцы(82,4%),ботлихцы(83,2%),хваршины(84,0%),чамалалы(94,7%)икаратинцы (100 %).

Отмеченное в общественном мнении нежеланиеподдерживатьмежэтнические контакты свидетельствует о некоторой психологической изолированностиопрашиваемых, диктуемых видиможеланиемсохранитьсвойэтническийоблик, страхом подавления своей национальнойкультуры инымиэтнокультурами. Более того, можно сделать вывод о существовании в латентной форме интолерантных установок в их общественном сознании, демонстрируемое ими через избегание как межэтнического общения, так и нежеланием иметь представителя иной национальной принадлежностивкачествесоседа,друга,начальникаи т.д. Вместе с тем в общественном сознании проявляется тенденция снижения напряженности в межнациональных отношениях, характерная для недавнего прошлого и для респондентов актуализируется формирование культуры межнациональногообщениявполиэтническойсреде.Существующая интолерантность в межнациональных отношениях можно объяснить издержками воспитания, трансформациями российского общества, потереймногихценностныхустановок социалистического периода.

Сравнительно высокий уровень этнической интолерантности в семейно-брачных отношениях обусловлен, прежде всего, этнокультурными факторами,различиямивобычаяхитрадициях, в поведении, в чертах национального характера, которые себя проявляют в процессе совместной деятельности, но не являются раздражителями, как этоможет случитьсявпроцессесовместного проживания.Обращаетнасебявниманиетотфакт, что простые люди весьма толерантны по отношениюксоседям,приэтомболееизбирательныввыборедрузейи оченьосторожноподходятквыбору брачного партнера. Огромную роль в благоприятном семейном климате играют стиль поведения и ценностикаждогочленасемьи,способностьижеланиевосприниматьотличия,адаптация всемейно-брачных отношениях подвержена сложностям.

Литература:

[1].КисриевЭ.Ф.НациональностьиполитическийпроцессвДагестане.Махачкала,1998.С.12.[2].

АгларовМ.А.ИсторическиекорнимежэтническойтолерантностивДагестане//СовременныйКавказ. 2007. № 5. С. 127.

[3].АбдуллаевМ.А.Противоречиявсференациональныхотношений// Коммунист.1990.№17.С. 44.

[4].ГасановН.Н.,ЗачесовК.Я., КазимовА.К. МежнациональноесогласиевДагестане:проблемыи перспективы //Полис. 1993. № 3. С. 51.

[5].ШахбановаМ.М.Межэтническаятолерантностьвполиэтническомрегионе:состояниеитен-

денции. Махачкала, 2007. С. 55.

[6]. Уолцер М. О терпимости. М., 2000. С. 22.

[7]. Социальная и культурная дистанции. Опыт многонациональной России. М., 1998. С. 34.

[8].ШихиревП.Н.Межнациональныеотношения:социально-психологическийподход//Национальные процессы в СССР. М., 1991. С. 105.

[9]. Цит. по:Сергеева Г.А. Арчинцы. М., 1967. С. 143. [10]. Сергеева Г.А. Арчинцы. М., 1967. С. 143.

[11].ДобрушинаН.Р.Языкиэтничностьмалогонарода:бытьилинебыть//Социологическиеисследования. 2008. № 11. С. 78.

Мадина Шахбанова

Кандидат философских наук, старший научный сотрудник отдела социологии Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН (Российская Федерация)

Прочитано :


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента