АНАЛИТИКА

«Армянское нагорье» и некоторые вопросы грузино-армянских отношений в публикации Роберта Хьюсона «Армения: исторический атлас». Часть 1.

07.11.19 12:47


Развитие кавказоведения и, в частности – арменистики на Западе поставило под сомнение незыблемость многих положений, признанных до этого неоспоримыми в советской и постсоветской армянской историографии.
Западная ревизия затронула вопросы, касающиеся как интерпретации фактов, так и приемов и способов самой интерпретации. Подход зарубежных коллег к исследованию различных проблем исторической географии, равно как и их рекомендации, можно сформулировать следующим образом: выводы должны быть основаны только на неподдельных фактах и, непременно, – свободны от любых проявлений пристрастности националистического характера и клише марксистского толка.

Из историко-географических исследований, изданных за последнее время, следует особо отметить публикацию известного специалиста по исторической географии Армении Роберта Хьюсона «Армения: исторический атлас». Упомянутое издание изначально было признано этапным событием в развитии арменистики и, в общей сложности, кавказоведения.

Основой «Атласа», содержащего 287 отдельных карт, послужили обширная источниковедческая база и богатая научная литература, посвященная исторической географии Армении и сопредельных ей стран. Результатом проделанной работы, по словам самого автора, является наиболее серьезное исследование исторической географии Армении.

Помимо научного значения, «Исторический атлас» имеет и морально-политическую нагрузку: согласно концепции Р. Хьюсона, он должен быть в равной степени понятным и полезным изданием не только для армянской диаспоры, но, в первую очередь, для всего армянского народа, ступившего на путь возрождения независимой государственности. Рассматривая историю Армении в региональном контексте, демонстрируя взаимосвязь прошлого с настоящим, с неоднократным привлечением параллелей из истории и современности, автор как бы содействует армянскому народу заново осмыслить прошлое и с учетом исторического опыта определить свое место в современном мире, сделать правильный выбор в наступившем столетии.
«Свободная, независимая и единая Армения – пишет Р. Хьюсон, – не в состоянии решить ни одну из проблем современного мира, с которыми в будущем, по всей вероятности, она столкнется; не говоря уже о таких локальных проблемах, как азербайджанская угроза, пограничный спор с Грузией или отношения с турками и курдами...». Наглядным уроком избавления от националистического подхода к различным проблемам можно считать карту эпохи Тиграна Великого [Мар №20: The Empire of Tigranes the Great, 95-66 BC].

В противовес армянским историографическим и картографическим традициям, Р. Хьюсон намеренно посвящает упомянутой выше эпохе всего лишь небольшую карту, объяснив это следующим образом: «Не следует превозносить армянского завоевателя, который обращался с покоренным народом точно так же, ... как в последующие времена обращались с армянским народом другие завоеватели, и которых так строго за это критикуют армянские ученые».
Одним из достоинств «Атласа», безусловно, является попытка автора, установить историческую истину путем сопоставления противоположных взглядов, господствующих в армянской, грузинской, азербайджанской и турецкой историографии. При этом американский ученый подчеркивает, что зарубежным историкам чуждо намеренное искажение фактов и реконструируют историко-географическую обстановку, опираясь только на первоисточники. Именно поэтому Р. Хьюсон считает нужным отметить, что «Армения: исторический атлас» представляет собой американский атлас, где каждый отдельно взятый вывод опирается на традиции и законы западной науки.

Несмотря на подобные заявления, в некоторых случаях позиция Р. Хьюсона не лишена тенденциозности, не подкреплена указанием достоверных источников и т.д. Причиной его непоследовательных и противоречивых заключений, по нашему мнению, является дефиниция термина «Армянское нагорье».
Этот технический термин был введен в научный оборот в середине XIX века немецким геологом и путешественником фон Абихом. В естествоведческой литературе бытует весьма широкое определение Армянского нагорья: «На севере Армянского нагорья простираются дугообразные системы восточных Понтид, на юге – Армянского Тавра, на северо-востоке – Малого Кавказа. Западной границей Армянского нагорья является ... та область, где отдельные члены Понтийской и Таврской системы сближаются, образуя узкую перетяжку... Юго-восточная граница Армянского нагорья может быть проведена по водораздельным возвышенностям Курдистанских гор...».

Данная дефиниция, на наш взгляд, навеяна историческими реминисценциями. Еще в конце ХIХ столетия специалисты ставили ее правомерность под сомнение: к примеру, П. Хелмицкий считал ошибочным включение Месхети (бассейн р. Чорохи и верховье р. Куры) в границы Армянского нагорья, т. к. они относятся к совершенно разным географическим системам. Критические замечания раздавались и среди историков. «Схоластика зачастую видит Армению там, где географические термины не оправдывались более бывшим этническим содержанием» – писал Н.Г. Адонц.

В виду того, что термин «Армянское нагорье» иногда имеет политическую подоплеку, специалисты предпочтение отдают терминам «Восточная Анатолия», «Переднеазиатское нагорье», «Иранское нагорье». «Армянское нагорье» нашло широкое применение среди арменологов. К. Туманов, патриарх американской школы арменистики, весьма осторожно оперировал данным термином. Согласно его концепции, Армянское нагорье и депрессия Кавказского перешейка являются двумя частями кавказского мира. Главными реками Армянского нагорья он называет Аракс, Тигр, и Евфрат, а реками Кавказского перешейка – Риони, Чорохи и Куру. Для американского ученого неоспоримо мнение, что западная и центральная части депрессии действительно являются «грузинскими территориями», «с обитающим здесь грузинским населением». Верхнюю Иберию/Картли или Месхети и Нижнюю Иберию/Картли он также относит к «грузинским территориям», однако тут же уточняет: так как Антикавказ является северным разветвлением Армянского нагорья, где берут начало рр. Кура и Чорохи, то Верхняя Картли, т. е. – наибольшая часть Чорохского ущелья, а также бассейн верхнего и среднего течения р. Куры и в географическом, и в историческом плане являлись грузино-армянскими пограничными территориями.

Некоторые американские арменологи Южную Грузию безапелляционно относят к исторической Армении. Наглядным примером могут послужить отрывки из «Истории армянского народа», под редакцией Р. Ованессьяна. На странице 101 данной книги мы узнаем, что с 451 г. персидский шах проводил более гибкую политику по отношению к Армении: он освободил всех узников, в том числе и питиахша Аршуша. «В 455 г. бдешх Иберии вернулся в Армению, с ним были племянники Вардана Мамиконяна» – пишет Н. Гарсоян5. Из «Истории» Лазаря Парпеци мы знаем, что Аршуша был «из страны Картли» (II.26), по его просьбе шах освободил малолетных Мамиконидов (III.59), и отправил на воспитание «в страну Картли, при дворе картлийского бдешха Ашуша» (III. 62). Как видим, Н. Гарсоян, вопреки показаниям очевидца, одним росчерком пера «Картли» превратила в «Армению».

(Продолжение следует)
Георгий Чейшвили
Перевод: Л. Микиашвили


Прочитано : 3484


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента