Взаимоотношения Японии с государствами Центральной Азии в рамках ШОС

13.11.15 13:03

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) возникла на базе «Шанхайской пятерки» (Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан, и Таджикистан), образованной в соответствии с Соглашением об укреплении доверия в военной области в районе границы (1996 г.) и Соглашения о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы (1997 г.). В 2000 г. к «Шанхайской пятерке» присоединился Узбекистан. 14-15 июня 2001 г. в Шанхае состоялась встреча глав шести государств России, Китая, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, на которой было объявлено о создании ШОС. В принятой на саммите Декларации в качестве основных целей провозглашались поддержание и обеспечение мира, безопасности и стабильности в Средней Азии, а также развитие сотрудничества в политической, торгово-экономической, научно-технической, культурной, образовательной, энергетической, транспортной, экологической и других областях [1, с.416-417].


Высшим органом для принятия решений в ШОС является Совет глав государств-членов, который собирается раз в год и принимает решения и указания по всем важным вопросам организации. Совет глав правительств государств-членов ШОС собирается один раз в год для обсуждения стратегии многостороннего сотрудничества и приоритетных направлений в рамках организации, решения принципиальных и актуальных вопросов экономического и иного сотрудничества, а также утверждает ежегодный бюджет организации. Механизмом координации в рамках ШОС служит Совет национальных координаторов государств-членов. ШОС имеет два постоянно действующих органа Секретариат в Пекине, Региональная антитеррористическая структура в Ташкенте. Исполнительный секретарь и Директор исполнительного комитета назначаются Советом Глав государств сроком на три года [7].
Япония, будучи одним из ведущих мировых и региональных актеров, чутко реагировала на тенденции и процессы на международной арене, не говоря о тех, которые происходили вблизи его политического и экономического пространства. В этом смысле создание и функционирование ШОС, в составе которой были представлены Россия и Китай, с которыми Япония имела целый ряд требующих своего решения серьезных проблем, не могло остаться вне внимания Токио. В рамках данной статьи нами проанализированы взаимоотношения Японии с представленными в ШОС республиками Центральной Азии,
Отметим, что на начальном этапе региональным политическим курсом Токио в отношении стран Центральной Азии была так называемая евразийская дипломатия, провозглашенная премьер-министром Японии Р. Хашимото в 1997 г. Первым серьезным дипломатическим шагом Японии в Центральной Азии явился визит К.Обучи 28 июня-9 июля 1997 г. в Казахстан, Туркменистан, Кыргызстан и Узбекистан, который заложив основы для долгосрочного сотрудничества [10]. Япония стала первой страной, оказавшей крупную безвозмездную помощь странам Центральной Азии [4, с.63-90].
Первой японской внешнеполитической концепцией, затрагивавшей сферу ответственности ШОС, стала программа, выдвинутая премьер-министром Р.Хашимото 24 июля 1997 г. «Евразийская дипломатия». Под этим лозунгом Япония пыталась выстроить эффективные отношения со всеми евразийскими странами, в то числе странами Центральной Азии [2, с.92]. Но после смены правительства в Японии идея евразийской дипломатии не получили своего дальнейшего развития. В 1998 г. Япония выдвинула программу действий по «Дипломатии Шелкового пути», направленную на поддержку демократических преобразований, содействия экономическим реформам, реконструкции транспортной инфраструктуры и разведыванию природных ресурсов в Центральной Азии [5].
С начала ХХЫ века Япония начала уделять большое внимание развитию взаимоотношений со странами Центральной Азии в рамках ШОС. Ещё в 2003 г. Япония предложила всем центральноазиатским странам формат сотрудничества
«Центральная Азия+Япония», а в 2004 г. пыталась претворить в жизнь эту идею. Во время визита министра иностранных дел К.Йорико в августе 2004 г. в государства Центральной Азии было провозглашено сотрудничество в рамках диалога «Центральная Азия+Япония » [2, с.95].
4 марта 2005 г. в Ташкенте министр иностранных дел Японии К. Йорико на совещании высоких должностных лиц предложил основные положения диалога между Японией и ШОС. Эти Предложения был систематизированы в 5 основных группах: 1) политический диалог; 2) межрегиональное сотрудничество; 3) развитие экономических контактов; 4) научный обмен; 5) культурный обмен [2, с.96]. 1 июня 2006 г. министр иностранных дел Японии Таро Асо выступил с докладом
«Центральная Азия на пути к миру и стабильности», где представил приоритетные принципы, определяющие отношения Японии со странами Центральной Азии: 1) применять к региону всеобъемлющий подход; 2) поддерживать «открытое региональное сотрудничество»; 3) продолжить поиск путей сотрудничества, основанного на универсальных ценностях (демократия, развитие рыночной экономики, защита прав человека и верховенство закона) [2, с.96].
Новой глобальной внешнеполитической инициативой Токио, затрагивающей сферу ответственности ШОС, стало выдвижение в 2006 г. концепции создания «пояса свободы и процветания». Она была озвучена Таро Асо на Японском международном форуме (JFIR) и в дальнейшем закреплена в «Голубой книге» официальном издании МИД Японии [2, с.96]. В 2006 г. Япония выдвинула инициативу
«Трансформация Центральной Азии в коридор мира и стабильности». Согласно ей, отношения с Центральной Азией должны были строиться с учетом долгосрочной перспективы, поддержки открытого регионального сотрудничества, поиска партнерства, основанного на общих универсальных ценностях [5].
15 июня 2006 г. состоялся очередной саммит лидеров стран ШОС, где Казахстан выступил с инициативой о создании статуса «партнер по диалогу» как промежуточного этапа между наблюдателем и постоянным членом ШОС [2, с.99], что способствовало бы привлечению Японии в организацию. На этом саммите Генеральным секретарем ШОС на очередной срок был утвержден бывший посол Казахстана в Японии Б. Нургалиев, в связи с чем у Токио появилась надежда при поддержке Казахстана получить в рамках организации определенный статус [3, с.17].
Стремление Токио к интеграции в центрально-азиатском регионе наглядно проявилось 5 декабря 2006 г. во время заседания круглого стола, проведенного Институтом системных исследований при правительстве Казахстана совместно с японским фондом Сасакава на тему «Казахстанско-японское сотрудничество». По мнению японского ученого А.Ивашита из Центра славянских исследований университета Хоккайдо, ШОС изначально отличается от блоков образца «холодной войны», однако «организации необходимо избавиться от негативного отношения к себе, которое усиливается на Западе». По мнению профессора, это возможно за счет приглашения в ШОС новых членов из числа развитых стран США и страны ЕС. Но, прежде всего, внимание следует уделить Японии. Во-первых, это азиатская страна. Во-вторых, отношения Японии со странами Центральной Азии складываются динамично. В-третьих, в последние годы значительно активизировалась японская политика по отношению к Центральной Азии. И Япония намерена расширить свое влияние в странах региона [6]. Для этой цели он предложил использовать статус «партнера по диалогу» (такой статус предоставлен в 2009 г. Белоруссии и Шри-Ланке) [8].
В апреле 2007 г. в Токио состоялась презентация под названием «Каково влияние Японии в Центральной Азии?», организованная вашингтонским институтом Центральной Азии и Кавказа при Университете Дж. Хопкинса, в ходе которой бывший посол Японии в Узбекистане и Таджикистане А. Кавато высказал несколько идей относительно политики Японии в регионе. Он охарактеризовал инициативу «Центральная Азия+Япония», как открытую структуру, приветствующую участие любого заинтересованного государства в своей работе. Кавато противопоставил этот подход в политике принципам деятельности ШОС, которую подверг критике как «закрытую структуру, призванную нейтрализовать влияние Японии и стран Запада в Центральной Азии». По его словам, Центральной Азии необходимо создать паназиатскую организацию, действующую на тех же принципах, что и ОБСЕ. Подобная организация может объединить инициативу «Центральная Азия+Япония», ШОС и другие региональные организации безопасности в одну широкую организацию разных государств [5].
В феврале 2009 г. в ходе встречи с президентом России Д.Медведевым в Сахалине министр иностранных дел Японии Таро Асо высказал намерение японской стороны участвовать в международной конференции по вопросам Афганистана, которую Россия в качестве председателя ШОС предложила провести в Москве. В марте 2009 г. в Москве под эгидой ШОС прошла Международная конференция по Афганистану, на которой участвовали представители стран «большой восьмерки», в том числе Япония [11].
В связи с разрушительным землетрясением и цунами в марте 2011 г., повлекшими за собой катастрофические последствия, многочисленные человеческие жертвы и значительный материальный ущерб, Генеральный секретарь ШОС М.Иманалиев от имени организации выразил солидарность с народом и правительством Японии и искренние соболезнования семьям погибших. Государства-члены ШОС оказали содействие Японии в ликвидации последствий стихийных бедствий [12].
Сегодня влияние и уровень участия Японии в Центральной Азии явно недостаточно, чтобы стало возможным создание новой международной организации в регионе. Япония продолжает искать свое место в рамках трехстороннего формата сотрудничества. Министр иностранных дел Японии С.Маэхара в феврале 2011 г. так охарактеризовал отношения Японии с ШОС: «В настоящее время Япония не рассматривает вопрос об институциональном участии в ШОС в качестве наблюдателя или иным образом. Будет полезным проведение специальных консультаций между Японией и Секретариатом ШОС, а также с отдельными государствами-членами ШОС» [9].
Есть ли сегодня надежда на то, что Япония станет полноправным членом ШОС? На этот вопрос практически ответил президент России Д.Медведев, который по итогам Ташкентского саммита в июне 2010 г. заявил, что с принятием Положения о новых членах ШОС «появились отдельные формулировки, которые ставят под вопрос участие в Организации государств с трудностями в правовом статусе» [13].
Литература:

[1]. Крупянко М.И., Арешидзе Л.Г. США и Восточная Азия. Борьба за «новый порядок». – Москва:
2010
[2]. Милеев Д.А. Взаимоотношения Японии и ШОС/Ключевые игроки в «Большой игре» в Азии в начале ХХI века. – Москва: 2008
[3]. Султанов Б.К. Казахстанско-японское сотрудничество: состояние и перспективы/Материалы международного «круглого стола» (5 декабря 2006 г.). – Алматы: 2007
[4]. Фроленков В.С. Политико-экономические интересы в Центральной Азии главных мировых и региональных актеров // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития. Материалы круглого стола. – Москва: 2008
[5]. http://www.postsoviet.ru/publications/893/
[6]. http://www.mediasystem.kz/2006/12/06/japonija_prositsja_v_shos.html
[7]. http://www.rncpec.fareast.ru/Guide/12r_Shoc.htm
[8]. http://shosote.ru/vneshnepoliticheskoe-okrujenie/yaponiya/ [9]. http://www.inform.kz/kaz/article/2352351
[10]. http://www.ca-c.org/journal/2009-01-rus/11.shtml [11].http://www.ruskline.ru/monitoring_smi/2009/03/30/rossiya_provalila_konferenciyu_po_afganistanu/ [12]. http://www.sco2011.kz/news/862/
[13]. http://actualcomment.ru/theme/1886

Гисмет Давудов

Доцент кафедры «История стран Азии и Африки» Бакинского Государственного Университета (Азербайджанская Республика)

Прочитано : 1


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента