К ВОПРОСУ СОЗДАНИЯ И РАЗВИТЯ КОНФЛИКТОВ

14.11.15 14:45


Реальное политическое общество людей всегда формируется через их взаимодействие, предполагая как сотрудничество, так и соревновательность. Политический конфликт - столкновение, противоборство политических субъектов, обусловленное противоположностью их политических интересов, ценностей и взглядов. Разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга распределение властных полномочий или ресурсов. Понятие политического конфликта обозначает борьбу одних субъектов с другими за влияние в системе политических отношений, доступ к принятию общезначимых решений, распоряжение ресурсами, монополию своих интересов и признание их общественно-необходимыми, за все то, что составляет власть и политическое господство.
Объект и предмет политического конфликта: политическая и государственная власть, устройство властных институтов, политический статус социальных групп, ценности и символы, являющиеся базой политической власти и в целом данного политического общества.
Конфликт один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Из-за неопределенности общества, непрерывно порождающего неудовлетворенность людей своим положением, различий во взглядах и иных форм несовпадения позиций, чаще всего именно конфликт лежит в основе поведения групп и индивидов, трансформации властных структур, развития политических процессов. Политические конфликты предполагают четкое формулирование позиций участвующих в политической игре сил, что благоприятно воздействует на рационализацию и структуризацию всего политического процесса.
Конфликты, сигнализируя обществу и властям о существующих разногласиях, противоречиях, несовпадении позиций граждан, стимулируют действия, способные поставить ситуацию под контроль, преодолеть возникшие возбуждения в политическом процессе. Непрерывное выявление и урегулирование конфликтов условие стабильного и поступательного развития общества.
Источники политических конфликтов ученые видят в действии либо внесоциальных, либо социальных факторов. Внесоциальные факторы: различные виды политической напряженности, базирующиеся на признании сходства внутривидовой враждебности животных и агрессивности человека. Социальные факторы:
1) разнообразные формы и аспекты общественных отношений, определяющие несовпадение статусов субъектов политики, их ролевых назначений и функций, интересов и потребности во власти, недостаток ресурсов и т.д.;
2) расхождения людей (их групп и объединений) в базовых ценностях и политических идеалах, в оценках исторических и актуальных событий, а также в других объективно значимых представлениях о политических явлениях;
3) процессы идентификации граждан, осознания ими своей принадлежности к социальным, этническим, религиозным и прочим общностям и объединениям, что определяет понимание ими своего места в социальной и политической системе.
Таким образом, источник и основа политического конфликта: противоречие между политическим обществом как целостной системой и неравенством включенных в нее индивидов и групп, выраженным в иерархии политических статусов.
В политической науке принято классифицировать конфликты по следующим признакам:
С точки зрения зон и областей их проявления: внешне (международные) и внутриполитические конфликты. Среди международных конфликтов могут выделяться кризисы типа «балансирования на грани войны», «оправдания враждебности». Внутриполитические конфликты подразделяются на кризисы и противоречия, раскрывающие взаимодействие между различными субъектами власти (правящей и оппозиционной элитами, конкурирующими партиями и группами интересов, центральной и местной властью и т.д.), отражающие характер политических процессов, по которым разгорается спор групп и индивидов и т.д.
По степени и характеру их нормативной регуляции институциализированные и неинституциализированные конфликты, характеризующие способность или неспособность людей подчиняться действующим правилам политической игры; по качественным характеристикам, отражающим различную степень вовлеченности людей в разрешение спора, интенсивность кризисов и противоречий, их значение для динамики политических процессов и проч. «глубоко» и «неглубоко укорененные» в сознании людей конфликты; конфликты «с нулевой суммой» (позиции сторон противоположны, победа одной из них оборачивается поражением другой) и «не с нулевой суммой» (существует хотя бы один способ нахождения взаимного согласия); антагонистические и неантагонистические, разрешение которых связано с уничтожением одной из противоборствующих сторон или соответственно сохранением противоборствующих субъектов и т.д. с точки зрения публичности и конкуренции сторон открытые (выраженные явно, внешне фиксируемые формы взаимодействия конфликтующих субъектов) и закрытые конфликты (доминируют теневые способы оспаривания субъектами своих властных полномочий) по временным характеристикам конкурентного взаимодействия сторон долговременные и кратковременные конфликты в соотнесении со строением и организацией режима правления вертикальные (характеризующие взаимодействия субъектов, принадлежащих к различным уровням власти: между центральными и местными элитами, органами федерального и местного самоуправления и т.д.) и горизонтальные (раскрывающие связи однопорядковых субъектов и носителей власти: внутри правящей элиты, между неправящими партиями, членами одной политической ассоциации и т.д.) по причинам возникновения конфликты интересов. Возникают в результате столкновения интересов по поводу перераспределения ресурсов (размеры налогов, социального обеспечения, ассигнования и т.п.). Конфликты такого рода преобладают в экономически развитых станах, устойчивых государствах, политической нормой здесь является «торг» по поводу дележа экономического «пирога»; этот тип конфликтов наиболее легко поддается урегулированию, т.к здесь всегда можно найти компромиссное решение.
Конфликты ценностей связаны с существованием в обществе противоположных политических ценностей и норм и отсутствием консенсуса между ними. Характерны для развивающихся государств с неустойчивым государственным строем: они требуют больше усилий по урегулированию, т.к. компромисс по поводу таких ценностей, как «свобода»,
«равенство», «терпимость» труднодостижим, или невозможен. Конфликты идентификации обусловлены этнолингвистической и религиозной неоднородностью общества и идентификацией индивидов с определенными политическими силами, конкретной расой, религией, социальной общностью и т.п. Характерны для обществ, в которых происходит отождествление субъектом себя с определенной группой (этнической, религиозной, языковой), а не с обществом (государством) в целом; этот тип возникает в условиях противоположности рас, этнической или языковой противоположности.
В современной политической науке первостепенное внимание уделяется поиску форм и способов контроля над протеканием конфликтов, выработке эффективных технологий управления ими. В большинстве случаев политические силы стремятся к контролю за конфликтами с целью их урегулирования. При этом в качестве субъекта управления конфликтом могут выступать как одна из сторон, так и, третья сила, не участвующая в нем, но заинтересованная в его урегулировании (например, ООН в разрешении арабо-израильского конфликта). Особым значением для политической жизни обладают те случаи, когда стремление управлять развитием конфликта исходит со стороны правящих структур, центральных властей государства.
Но кто бы ни выступал субъектом управления конфликтом, поиск технологий регулирования конкурентных взаимоотношений опирается на решение ряда универсальных задач:
воспрепятствовать возникновению конфликта либо его разрастанию и переходу в такое состояние, которое значительно увеличивает социальную цену за его урегулирование;
вывести все теневые, латентные конфликты в открытую форму с тем, чтобы уменьшить неконтролируемые процессы и следствия данного взаимодействия, избежать внезапных, обвальных потрясений, на которые невозможно будет правильно и оперативно отреагировать;
минимизировать степень социального возбуждения, вызываемого течением политического конфликта в смежных областях политической жизни, чтобы не сдетонировать более широкие, дополнительные потрясения, на регулирование которых будет необходимо тратить дополнительные ресурсы и энергию.
Эти универсальные цели, лежащие в основании стратегии управления конфликтами, неизбежно конкретизируются в соответствии с основной установкой либо на урегулирование (предполагает снятие остроты противоборства сторон, а также стремление субъекта управления избежать наиболее негативных последствий конфликта; достигаемый компромисс не может устранить причин конфликта, сохраняя определенную вероятность нового обострения уже урегулированных отношений), либо на разрешение спорных ситуаций (предполагает исчерпание самого предмета спора или такое изменение ситуации и обстоятельств, которое породило бы бесконфликтные отношения сторон, отношения партнерства, исключило опасность рецидива разногласий).
Для управления конфликтами политический субъект должен учитывать наиболее принципиальные внешние и внутренние факторы их формирования и протекания. К характеристикам, влияющим на формы и методы деятельности субъекта управления, можно отнести: степень открытости политической системы; уровень сплоченности конфликтующих групп и интенсивность внутренних взаимоотношений их членов; характер вовлеченности широких социальных слоев в спорные взаимоотношения; эмоциональную насыщенность политического поведения групп и граждан и их способность к самоограничению своих властных притязаний и т.д.
Для выработки технологий контроля за конфликтом особенно важен учет субъектом управления не общих факторов его протекания, а специфики целей, выбираемых в соответствии с особенностями этапа его формирования и развития. Как правило, в науке выделяются этапы возникновения, развития и окончания политических конфликтов. В то же время особенности поведения субъекта управления конфликтом могут, как определяться постановкой комплексных задач, учитывающих специфику каждого этапа в целом, так и зависеть от более узких, специализированных целей, которые он ставит перед собой на каждом этапе в отдельности. Поэтому в науке могут разрабатываться технологические модели поведения лидеров, правительств, государств и прочих субъектов управления конфликтами не только применительно к этапам их протекания, но и касающиеся отдельных сторон или аспектов их деятельности внутри каждого из этапов.
Конфликтные отношения зарождаются, когда складывается атмосфера напряженности между оппозиционными сторонами, выражающая наличие определенного предмета спора и конкуренции, несовпадения позиций политических субъектов. Первый этап характеризуется столкновением интересов, оценкой сторонами своих ресурсов, принятием решения о вступлении в конфликт.
Главной задачей субъекта, стремящегося контролировать течение конфликта, является раскрытие его подлинных причин и истинных целей, преследуемых его участниками. Сложность такого анализа в значительной степени усугубляется частым стремлением сторон скрыть настоящие причины противоречия со своим оппонентом (нередко это вызывается желанием использовать не вполне законные методы для реализации своих интересов или же опасением, что обнародование причин вызовет негативную реакцию общественности).
Субъект управления должен уметь отличать подлинные причины конфликтных отношений от повода к началу событий (например, недовольство социально-экономическим курсом властей со стороны оппозиции и начало проведения ею акций протеста в ответ на конкретные действия правительства, воспринятые как угроза своему существованию). Правильный анализ позволит не только выявить источник политического напряжения, но и предотвратить возможный «отрыв» конфликта от своих первоначальных причин и переключение активности сторон на новые политические цели, консервирующие прежние поводы для конкуренции и, тем самым, переводящие противостояние в закрытую форму существования, чреватую внезапными социальными потрясениями. Например, длительное нежелание властей видеть в ряде районов СССР национальную подоплеку некоторых экономических, культурных и прочих противоречий в значительной степени спровоцировало там сильнейший кризис межнациональных отношений и лишило государственные органы многих средств и возможностей эффективно влиять на развитие событий.
Чем строже определен предмет спора, тем у субъекта управления больше шансов локализовать его развитие, направить конкуренцию сторон в выгодное для себя русло. Если в качестве субъекта управления конфликтом выступают правящие структуры, то поиск ими причин напряженности и выработка технологии ее урегулирования должны дополняться определением своей ответственности за возможное развитие событий.
Власти могут выбрать одну из трех моделей поведения: игнорировать возникновение конфликта, давая ему возможность тлеть, самовозбуждаться и перемещаться в другие сферы властных отношений; избегать четкой публичной оценки его природы, стараясь таким образом «понравиться» различным слоям населения, высказывающим различные точки зрения относительно данной проблемы (попытки взять под контроль развитие ситуации будут в таком случае весьма робкими и непоследовательными); активно участвовать в урегулировании или разрешении конфликта.
В последнем случае стремление управлять развитием конфликта должно опираться на точный анализ сложившейся в целом «социально-политической конфигурации» в обществе, предусматривающей оценку установившегося соотношения сил, накала противостояния сторон, прогнозирование их возможных действий. Властям необходимо проработать различные сценарии развития конфликта и своих собственных действий, определить возможные ответные ходы на акции противников, определить проблематику потенциальных переговоров и круг явно неприемлемых действий в любых ситуациях.
От первоначальных оценок ситуации будет непосредственно зависеть, станут ли власти стремиться сохранить паритет конфликтующих сторон, или поддержат одну из них, будут способствовать повышению или уменьшению напряженности отношений и т.д. Однако при любом варианте власти обязаны установить определенные нормы и правила взаимодействия конфликтующих сторон, что должно способствовать институциализации конфликта с самого начала, введению его в рамки, позволяющие контролировать его ход и развитие. Институциализация не только увеличивает защищенность общества и безопасность государства в этой ситуации, но нередко переводит состязательность сторон в такие формы, которые создают предпосылки самозатухания конфликта.
Неотъемлемой стороной деятельности властей, стремящихся поставить конфликт под свой контроль, является т. н. конструирование социального окружения данного спора. Эти меры подразумевают соответствующую ориентацию и мобилизацию общественного мнения, что позволяет создать в государстве климат осуждения или поощрения одной (или всех) из конфликтующих сторон, сужают поле для маневров противников правящего режима, способствуя повышению стабильности государственной власти, поддержанию имиджа властей, формированию у населения убежденности, что власти не боятся развития конфликта и способны держать его под контролем.
На данной стадии более отчетливо проявляются силы, поддерживающие каждую из конфликтующих сторон или противостоящие им; становится очевидным, расширяется или сужается область распространения спора, какова степень его интенсивности и т.д. Таким образом, увеличивается число факторов, которые необходимо отслеживать для сохранения контроля над развитием конкурентных отношений. Субъекты конфликтного взаимодействия предпринимают действия (санкции, угрозы, идеологическое воздействие, мобилизация имеющихся ресурсов), направленные на достижение поставленных целей, реагируют на действия противоположной стороны.
Принимая решение, субъект управления конфликтом должен опираться на более широкий круг информации, повышая ее оперативность, строго отбирать достоверную информацию, особое значение приобретает борьба с дезинформацией.
Расширяя информационное поле контроля, власти, как правило, уточняют образы конфликтующих сторон (позиции, склонность к компромиссам, допустимые возможности изменения целей и т.д.) и собственные оценки, выработанные ранее. Оценка различного рода макро и микрофакторов, обусловливающих протекание конфликта, должна дать четкое представление о его интенсивности: обладает ли он тенденцией к спаду или к нарастанию. В соответствии с выводами должна скорректироваться и тактика действия властей. Противоречия нарастают с увеличением численности конфликтующих групп, повышением эмоциональной вовлеченности людей в эти взаимоотношения. Усиление напряженности должно побудить власти позаботиться о недопущении крайних, разрушительных форм конкурентного взаимодействия, и особенно тех, которые могут повлечь дестабилизацию и нарушение функций основных органов государственного управления.
Для направления интенсивного конфликта в нужное русло власти должны постоянно «конструировать социальное окружение» информировать общественность о выработанных оценках поведения сторон, об изменении их позиций, обнародовать точки зрения на развитие ситуации, способные обеспечить благоприятный эмоциональный настрой граждан и навязать сторонам собственные критерии оценки соотношения сил, способы выхода из кризиса и т.д. Опираясь на общественное мнение, власти могут эффективнее влиять на тактику поведения сторон, поддерживать или препятствовать доминирующим установкам их поведения.
Выделяют три основных типа взаимоотношений между сторонами конфликта: конкурентный, предполагающий постоянное воспроизведение соперниками оппозиционных отношений друг к другу; индивидуалистический, характеризующий стремление какой-то стороны получить односторонние преимущества, игнорируя права и интересы соперника; кооперативный, выражающий готовность участвующих в споре сторон уважать чужие интересы и совместно искать выход из противоречий.
Таким образом, эффективность действий властей на этапе развития конфликта определяется их способностью законными методами обеспечить снижение напряженности в отношениях сторон и поворот их к примирению позиций.
Это наиболее сложная фаза, т.к от результата окончания спорных отношений зависит заново складывающийся баланс политических сил. На завершающей стадии участники согласуют свои позиции, определяют возможный объем уступок, дальнейшие намерения, линию последующего поведения. Варианты окончания конфликта могут быть следующими: достижение примирения сторон, рутинизация конфликта (сохранение прежней интенсивности), снижение или напротив нарастание взаимооппозиционности сторон, непримиримость сторон. Конфликт может оказаться и неразрешимым, тогда создается положение, которое ведет не к окончанию, а к «круговому движению». Такая ситуация предполагает совершенствование или поиск новой стратегии и тактики контролирования, управления конфликтом. Примирение участвующих в конфликте сторон может носить характер полного или частичного урегулирования (т.е. изменения поведения одной или нескольких сторон без исчерпания предмета спорных отношений) либо разрешения конфликта (уничтожающего сам повод для такого взаимодействия сторон). Конфликт может разрешиться и сам по себе, например, из-за утраты актуальности спора, усталости политических субъектов, истощения ресурсов и др.
Выделяют два наиболее общих пути примирения сторон: Мирное урегулирование конфликта в результате: достижения компромисса на основе сохранения исходных позиций; соглашения, основанного на взаимных уступках; истощения ресурсов одной или нескольких сторон, что делает невозможным продолжение соперничества; обретенного в ходе спора взаимоуважения сторон, понимания прав и интересов соперника.
Примирение на основе принуждения (использования «командного стиля») взаимоотношений, позволяющего одной из сторон игнорировать аргументы соперника. В основе навязываемого одной из сторон характера взаимодействия может лежать: явное превосходство (сохраненных, приобретенных) сил и ресурсов с одной стороны и их дефицит с другой; изоляция одной стороны конфликта, понижение ее статуса, а также другие состояния, свидетельствующие об ослаблении ее позиций, о поражении, нанесенном ей в соответствии с правилами игры; уничтожение, «тотальное истребление противника», в результате чего мир устанавливается в отсутствие врага.
Выбираемые субъектом управления средства урегулирования конфликтов должны непременно соответствовать культурно-историческим, цивилизационным особенностям политического развития страны (региона, субъекта), учитывать временные обстоятельства ведения спора, коррелироваться с психическими чертами действующих лиц. Наиболее распространенным средством достижения примирения сторон в технологиях управления конфликтом являются переговоры. В процессе переговоров стороны обмениваются мнениями, что снижает остроту конфликта, помогает понять аргументы оппонента и, следовательно, более адекватно оценить истинное соотношение сил, условия примирения. Переговоры дают возможность уравнять уступки, спокойно рассмотреть альтернативные ситуации, продемонстрировать открытость позиций, ослабить эффективность «нечестных трюков» соперника. В этих условиях легче найти т. н. срединную точку конфликта, обозначающую суть взаимных претензий.
Эффективность переговоров, взаимное удовлетворение сторон, повышаются, если последовательно отделять существующие проблемы от субъективной заинтересованности участвующих в споре людей; фокусировать внимание не на принципах, а на реальных противоречиях; вырабатывать несколько возможных вариантов решений; учитывать по преимуществу объективные критерии соотношения сил, а не партийные или идеологические позиции. Обещание уступок, внимательность к партнеру значительно увеличивают шансы прийти к соглашению. Угрозы же, давление на оппонента с позиций силы такую возможность снижают, нередко переводя переговорный процесс в «замороженное состояние».
По окончании конфликта важно так представить результаты переговоров (компромиссов, соглашений, силового давления), чтобы массы восприняли их адекватно, не посчитав, например, это унизительным миром, проигрышем и т.д.
Е. Нордлинжер обосновал шесть основных принципов, которые необходимо использовать для успешного урегулирования политического конфликта: стабильная коалиция; принцип пропорциональности; деполитизация; взаимность права вето; компромисс; концессия, т.е. предоставление права урегулирования конфликта третьей стороне.
Демократический процесс контроля над конфликтными ситуациями включает следующие специальные процедуры: взаимный и оперативный обмен достоверной информацией об интересах, намерениях и очередных шагах сторон, участвующих в конфликте; сознательное взаимное воздержание от применения силы, способной придать неуправляемость конфликтной ситуации; объявление взаимного моратория на действия, обостряющие конфликт; подключение арбитров, беспристрастный подход которых гарантирован, а рекомендации принимаются за основу компромиссных действий; использование существующих или принятие новых правовых норм, административных и иных процедур, способствующих сближению конфликтующих сторон; создание и поддержание атмосферы делового партнерства, а затем и доверительных отношений как предпосылок исчерпания текущего конфликта и предотвращение аналогичных конфликтов в будущем.
Таким образом, способность властей и всех политических субъектов, решать насущные задачи на каждом из этапов протекания конфликтов дает им дополнительные возможности для эффективной реализации своих целей и интересов в политическом процессе.

Литература:

[1]. Мировые процессы, политические конфликты и безопасность / Редкол.: Л.И. Никовская и др. М.: Российская ассоциация политической науки (РАПН); Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. 248.
[2]. Политология: Словарь-справочник / М.А. Василик, М.С. Вершинин и др. М.: Гардарики, 2000 [3]. Политология: Учебник / Под ред. М.А. Василика. М.: Гардарики, 2006. 588с.
[4]. Рыжков О. Политические конфликты. М.: 1997.
[5]. Скотт Дж.Г. Сила ума. Способы разрешения конфликтов. СПб: ВИС, 1994. [6]. Социальный конфликт: современные исследования. М.: ИНИОН, 1991.
[7]. Уткин Э.А. Конфликтология. Теория и практика. М.: Эксмо, 1998. [8]. Цибульская М.В. и др. Конфликтология. М.: МГИЭСИ, 1998.
Шейнов В.П. Управление конфликтными ситуациями. Рекомендации для руководителей. Минск, 1990. [9]. А. Я. Анцупов, А. И. Шипилов. Значение, предмет и задачи конфликтологии // Конфликтология. — М.: ЮНИТИ, 1999.
[10]. Коростылева Н. Н. Мужчина и женщина. От конфликта к согласию: Исследование гендерного конфликтогенеза. М., 2005.
[11]. А. Я. Анцупов, А. И. Шипилов. Структура конфликта // Конфликтология. — М.: ЮНИТИ, 1999.

Нодар Дарсания
Доктор исторических наук, ассоциированный профессор Сухумского Государственного университета (Грузия)

Прочитано : 1


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента