ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ КУЛЬТУРНЫХ И НАУЧНЫХ СВЯЗЕЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И США В 90-Е ГОДЫ ХХ ВЕКА

14.11.15 15:48




Очевидные успехи Азербайджана, отмечаемые мировым сообществом в конце 90-х годов, – прямое следствие реализации стратегии общенационального лидера Гейдара Алиева, результат его глубокого и всеохватного видения и своевременного предупреждения возможных опасностей, которые могли и могут нести идеи модернизации и глобализации.
Исследование азербайджано-американских отношений является одной из интереснейших проблем современной геополитики. Это обусловлено качественно новыми переменами в международной политике, связанной с процессами глобализации. Азербайджан провозгласив государственный суверенитет и став полноправным членом ООН, стал строить самостоятельную внешнюю политику, предусматривающую интеграцию в мировую экономику.


Азербайджанская Республика в 90-е годы ХХ века была открыта и для Америки и азербайджано-американские взаимоотношения предопределялись двумя факторами: 1) новым правовым статусом Азербайджанского государства, вышедшего из системы федеративных отношений в рамках СССР, и 2) новой ролью США как единственной супердержавы мира.
На наш взгляд, насущная потребность в наиболее полном знакомстве с достижениями науки и культуры, – проблема, стоящая перед азербайджанским обществом на рубеже 80 90-х годов ХХ столетия, была сопряжена с разрешением политико-правовых задач. Чтобы приобщиться к достижениям мировой цивилизации, следовало
«открыть» страну, переориентировать правовую систему – так, чтобы она содействовала обогащению национальной культуры.
Азербайджанская Республика зарождалась в конце 80-х годов в недрах Азербайджанской ССР, и фактические, новые общественные отношения, которые развивались на протяжении определенного времени в Азербайджанской ССР, стали шаг за шагом облекаться в новые юридические правоотношения. Следует принимать во внимание тот факт, что «правовые нормы мертвы, нежизненны, не составляют действующего права, если при определенных условиях не могут быть осуществленными в фактическом поведении людей» (9, 24). Иначе говоря, советская правовая система умирала, она перестала работать. В этом смысле «за последние 30 лет XX века в Азербайджане происходило поэтапное латентное (скрытое) разрушение традиционного общества, ... постепенно происходил критический анализ его основных идеологем и традиционных норм», формировалась новая модель поведения, наблюдались «кризис прежних моделей жизнедеятельности» и «процесс становления новых общественных моделей жизнедеятельности», возрождение «национальных ценностей» (8, 195). Необходимость установления определенного порядка в обществе всегда связана с характером государственной власти (12,130), потому что «государство... наиболее мощный выразитель власти, ее концентрированное материальное и организационное воплощение» (6).
В 1989 году в Азербайджане стал устанавливаться новый правовой порядок, который заключается «в определении пределов политической власти..., соотношения правового и политического порядка» (9). Первые документы, позволяющие говорить о принципиально новых моментах приходятся на это время. Так, с принятием Конституционного Закона о суверенности Азербайджанской Советской Социалистической Республики (23 сентября 1989 года) можно говорить о начале складывания новой правовой идеологии, которая, как известно, обосновывает возникающие правовые отношения, законность и порядок (11, 250). В статье второй Закона говорилось, что «в республике политическое, экономическое и социально-культурное строительство осуществляется в пределах территории Азербайджанской ССР суверенно» (1, 46). В 12 статье, относительно полномочий Азербайджанской ССР в лице ее высших государственных органов, утверждалось право самостоятельного налаживания политических, экономических, научных и культурных связей с зарубежными государствами (1, 48).
16 мая 1990 года был принят Закон «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Азербайджанской ССР», который стал вехой в юридическом оформлении независимости Азербайджана. Закон вводил институт президентской власти с широкими полномочиями. Статья 72 Закона относила к ведению высших органов государственной власти руководство культурными связями с зарубежными странами и представительство республики в международных отношениях. Статья 104 относила к исключительным полномочиям Верховного Совета республики решение вопросов об открытии дипломатических представительств при международных организациях, расторжения международных договоров, рассмотрения вопросов о предоставлении Азербайджанской ССР займов, экономической и иной помощи иностранным государствам, а также о заключении соответствующих соглашений в качестве страны-реципиента (получателя помощи – Н. Б.) (4, 57-59).
Декларация «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики» (30 августа 1991 года) Верховного Совета провозгласила гарантии соблюдения всех, предусмотренных международными актами, прав и основных свобод человека, признание международных пактов не противоречащих интересам республики и ее народа. Декларация выразила надежду на признание независимости Азербайджанской Республики мировыми державами и ООН (4, 95).
Принятый «Конституционный Акт о государственной независимости Азербайджанской Республики» (18 октября 1991 года) завершил образование конституционного правового фундамента новой, Третьей Азербайджанской Республики. По этому поводу в статье 32 говорилось, что Конституционный Акт «служит основой для разработки новой Конституции Азербайджанской Республики». В статье 2 Республика объявлялась «преемницей существовавшей с 28 мая 1918 года по 28 апреля 1920 года Азербайджанской Республики». Статья 3-я подводила черту под существованием союзного федеративного государства – «договор об образовании СССР от 30 декабря 1922 является недействительным с момента подписания в части, относящейся к Азербайджану. Все вытекающие вопросы взаимоотношений с входившими в состав Союза ССР суверенными государствами подлежат урегулированию на основе договоров и соглашений» (1, 62).
Наиболее примечательна 9 статья Конституционного Акта: «Народ Азербайджана обладает неотъемлемым, непреложным и неделимым правом выбирать свою собственную форму правления, определять свои отношения с другими народами и развивать свою политическую, экономическую и культурную жизнь в соответствии со своими историческими и национальными традициями, общечеловеческими ценностями» (1, 63). Эта формулировка показывает глубокую связь культуры, политического и правового устройства общества.
«Право и государство коренятся в реальных условиях жизни общества, предопределяются ими». «Право и государство сами по себе являются ценностями..., но они вторичны, производны от основных универсальных ценностей», под которыми подразумеваются именно культурные ценности общества, а в нашем примере – культурные ценности азербайджанского общества (7).
После принятия основополагающих правовых актов азербайджанскому государству предстояло в условиях начавшейся глобализации «сохранить сущность национальной ментальности, национального самосознания и национального «Я»». Автор этих строк Р.Мехтиев далее разъясняет свою позицию: «Основная причина социокультурного трансформационного кризиса, переживаемого в Азербайджане после распада СССР (в 1991-1993 годах – Н.Б.), была обусловлена снижением регулятивной роли традиционных ценностей и норм» (8, 212).
В законах, принятых после июня 1993 года, при президентстве Гейдара Алиева отразилась национальная государственная воля, которая была обусловлена культурным уровнем и историческими традициями. Стала осуществляться плюралистическая модель культурной политики. Ее смысл в том, что межкультурный диалог, в нашем случае – азербайджано-американский – не ограничен рамками универсальных ценностей, а глобализация понимается как возможность установления подлинно симметричного обмена и связей различных культур и цивилизаций, возникновение подлинного межкультурализма, в котором все культуры имеют равный «голос» (3, 134).
Эти тенденции, в целом нашли правовое обоснование в принятых в 90-е годы законах о защите иностранных инвестиций (15 января 1992 г. – 3 декабря 2002 г.), имея в виду позднейшие поправки, ориентированные на открытость экономики, о предпринимательстве (15 декабря 1992 – 2003 гг.), об инвестиционной деятельности (13 января 1995 г.), о защите собственников (30 июня 1995 г.), о правовом статусе иностранцев (13 марта 1996 г.) и т. д.
18 июля 1999 года Президент Гейдар Алиев утвердил «Государственную программу по защите прав человека» – комплексную, многоэтапную программу, в которой отразились отмеченные выше особенности проводимой азербайджанским государством культурной политики. В программе, содержащей 42 пункта, выделен блок целевых задач, осуществление которых является постоянной функцией государства, а также намечены кратковременные задачи, ограниченные 1998-1999 годами. Азербайджанское государство обязуется: 1) пропагандировать политику «в области защиты прав и свобод человека»; 2) руководствоваться при подготовке законопроектов «как основным критерием прав и свобод человека, отраженным в Конституции Азербайджанской Республики», обеспечивать полное соответствие «нормативноправовых актов по правам человека международным стандартам»; 3) добиваться реализации «обязательств, вытекающих из международных соглашений по правам и свободам человека... в целях обеспечения соответствия нормативно-правовых актов Азербайджанской Республики... международным правовым документам» (2, 10).
Считаем нужным отметить, что права человека, получившие государственную защиту в Азербайджанской Республике, представляют собой комплекс норм, исторически сложившийся в Западной Европе и США. Концепция прав человека – универсальное завоевание Запада, европейских буржуазных революций в XVII-XIX вв. В ХХ веке права человека стали рассматриваться в европейском культурном мире как проблема человеческого достоинства. После поражения нацизма в 1945 году права человека заняли положение главной философской концепции в политическом мышлении. Однако вторая половина и конец ХХ века характеризуются новыми тенденциями в международном праве. С одной стороны, США и Западная Европа посредством ООН, ОБСЕ, ПАСЕ и других международных институтов стали внедрять стандарты в области прав человека, с другой стороны, в странах, не принадлежащих к Западу, отмечается возросшее внимание к национальным особенностям правовой культуры. Эти национальные особенности в правовом сознании играют определенную роль в образовании национальных государств. Как пишет Г.Искакова, в современной трактовке концепции прав человека важно такое правопонимание, которое признает и международно-правовые стандарты, и особенности правовых норм национальных государств (5).
Чтобы в полной мере оценить «Государственную программу по защите прав человека» следует иметь в виду, что существует культурное различие между «современным («западным») и традиционным («незападным») подходами к проблеме человеческого достоинства». Тем более что в западном подходе к правам человека отмечается «всевозрастающая роль индивидуализма» (13). В данной ситуации, когда Запад диктует всему миру правовые стандарты, не-западные общества, в числе которых находится Азербайджан, где господствуют коллективистские нормы, вынуждены принимать правовые стандарты, возведенные в законодательные акты в евро-атлантических центрах. И согласно этим стандартам «права человека» определяют демократичность всех прочих норм права. Кроме того, «права человека» не зависят от государства, они автономны по отношению к государству. Ни один закон, принятый органом власти не может нарушать прав человека (10). Иными словами, права человека составляют базу правовой практики на Западе.
Итак, в Азербайджанской Республике предстояло ввести в национальную правовую систему международные правовые стандарты и в первую очередь главную политическую и духовную концепцию ХХ века – концепцию прав человека и, эта задача успешно решалась в 90-е годы: универсальные, общечеловеческие культурные нормы синтезировались с национальными. Таково правило, позволяющее достичь обе культурные задачи – впитать в себя новейшие мировые достижения и сохранить социокультурное своеобразие азербайджанского общества.
В данном случае мы исходим из концепции, согласно которой азербайджано-американские научные и культурные связи представляют собой часть большого целого. Это целое включает политические и экономические отношения Азербайджана с Соединенными Штатами Америки, все многообразие институциональных и личностных взаимодействий двух стран. И этот контекст необходимо дополнить общей характеристикой процесса глобализации в его главных измерениях – политико-экономическом и социокультурном

Литература:

[Azərbaycan Respublikasının Qanunlar külliyatı. 23 sentyabr 1989 – 10 iyun 1997, I c., B.: Diqesta.
2. Алиев Г.А. Об утверждении государственной программы по защите прав человека // Возрождение XXI век, 1999, №12, с. 9-16.
3. Балакшин А.С. О типологии современной культурной политики // Вопросы гуманитарных наук. 2003,№4(7), с. 129-137.
4. Ведомости Верховного Совета Азербайджанской ССР. Баку, 1990, №10(815), 31 мая; 1991, №15-16 (844 845), 31 августа, с. 95.
5. Искакова Г. Универсализм прав человека и релятивизм культуры. /http://www.prof.msu.ru/publ/omsk/24.htm.
6. Корнев В. Н. Проблемы сущности и назначения власти в либеральном государствоведении России начала XX века. // Журнал Российского права. 2000. № 5-6. /http://www.auditorium.ru/books/313/htm.
7. Мартышин О.В. Теория государства и права на постсоветское десятилетие. Право и политика, 2000, №7. www.law-and-politics.com/paper.shtml?a=7_2000&=0
8. Мехтиев Р.Э. Мир и национальная идея в конце XX – начале XXI века // Mehdiyev R.E. XXI əsrdə milli dövlətçilik. Bakı: «XXI – Yeni Nəsirlər Evi», 2003, s. 190 -245 .
9. Мордасова П.А. Политический порядок: методология исследования. Правоведения, 1999, №1. http://pravoved.jurfak.spb.ru
10. Нурумов Д. И. Кризис западного мировосприятия и права человека// Право и политика. 2000. №3. //www.law-and-politics.com/paper.shtml?a=3_2000&o=351753.htm/
11. Общая теория права и государства. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2001, 520 с.
12. Поливаева Н.П. Политическое сознание // Государство и право. 1993, №5, с. 129 – 137.
13. Щербакова Д. Традиционализм и модернизм в понимании прав человека // Южнороссийское обозрение. 2002. № 9. http://ippk.rsu.ru/csrip/elibrary/elibrary/uro/v9/a9_15.htm
14. Явич Л. С. Общая теория права. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1976, 287 с.

Надира Бадалбейли
Архитектурно-Строительный Университет, кафедра «Истории и общественных дисциплин»,старший преподаватель (Азербайджанская Республика)

Прочитано :


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента