АНАЛИТИКА

Осетинским националистам мало уже захваченного чужого: они претендуют на земли и историческое наследие карачаевцев и балкарцев – Часть 2

20.06.18 13:35


Уважаемый Владимир Александрович, у Вас скверные друзья. Вы в этом эпизоде выглядите особенно нелепо. Вас очень умело использовали. На территории Западной Алании все письменные памятники от Чегема до Лабы исполнены, как Вы, вероятно, знаете, древнетюркскими рунами. Не странно ли, что ираноязычные (по-Вашему) аланы, якобы потомки великой иранской культуры, доминировавшие в этом регионе, использовали тюркское, а не иранское письмо? Нам доныне неловко читать Ваши и В. Абаева попытки переводов надписей на камнях в Карачае на основе иранского языка. Зачем заслуженным ученым ставить себя в нелепое положение?

Вы рассказываете о найденном Вами в Нижнем Архые кресте с надписями «св. Георгий» и «св. Николай» и тут же утверждаете, что «св. Георгий - это же ваш Уастырджи…». Нужно немало научного воображения чтобы в имени языческого осетинского Уастырджи разглядеть имя Георгий. Забавно, если учесть, что в Карачае св. Георгий – это Гюйюрге(или стяженное Гюрге), что вторник и по сей день называется Гюрге кюн (день св. Георгия), что есть мужское имя Гюрге. Вас это не интересовало? Или Вы не знаете об этом? Что Вы скажете на то, что один из месяцев в старом карачаевском календаре называется Никкол ай (месяц св. Николая). Спрашивается, зачем искать истину за сотни вёрст от места раскопок, и «тащить» Ваш крест в Осетию, когда прямое и логичное объяснение лежит под самым носом, прямо на месте Ваших раскопок? Ну как же, Вы запрограммированы на осетин-алан, а карачаевцы, наследники этой цивилизации и хозяева этой земли – они же тюрки. Так сказать, не Ваш научный профиль.

Что касается тюрков, то совершенно ответственно заявляю, что и балкарцев и карачаевцев абсолютно устраивает то, что они тюрки. Они прекрасно знают, как и весь остальной мир, что, по крайней мере, полтора тысячелетия со времен Великого тюркского каганата в Евразии, в том числе и на Северном Кавказе, доминировала тюркская культура и древнетюркский язык, что полтора тысячелетия этот язык был в Евразии языком межнационального общения. Надеюсь, для Вас это не ново? Известно, например, что в соответствии с академическими исследованиями более трети русских слов – тюркского происхождения, по другим – более половины. Вам вероятно, известно, что львиная доля евразийских топонимов – тюркская.

Нам есть чем гордиться. Из десятков восхищенных высказываний знаменитых ученых и писателей прошлого в адрес тюрков – карачаевцев и балкарцев, нам здесь достаточно привести суждения Льва Толстого: «Карачай – нейтральный народ, живущий у подошвы Эльбруса, отличается своей верностью, красотой и храбростью»; академика Г.Ю. Клапрота (1783-1835): «Вообще можно сказать с полным правом, что карачаевцы самый культурный народ Кавказа и что по мягкости нравов они превосходят всех соседей»; генерала И.Ф Бларамберга (1800-1878): «В целом можно сказать с полным основанием, что они относятся к числу наиболее цивилизованных народов Кавказа и что благодаря своему мягкому нраву они оказывают цивилизующее влияние на своих соседей....».

Чтобы быть «самым культурным... и …наиболее цивилизованным» народом среди многих других, уважаемый профессор, нужно, во-первых, наследовать высокую древнюю культуру своих предков и, во-вторых, уметь её хранить в веках…

Мы, тюрки – карачаевцы и балкарцы, гордимся нашим прошлым, нашим предками. Мы только не хотим, чтобы его извращали на потребу политическим заказам, как это было до сих пор. Не хотим и не допустим.

Проблема в том, уважаемый Владимир Александрович, что пресловутая эпоха борьбы с пантюркизмом в России заканчивается. А Вы этого не заметили. Понятно, Вы и Ваши коллеги в своё время твердо держали сталинскую «линию партии» в истории. Это давало и научное имя, и привилегии. Но заканчивается время, когда любой известный народ, заметное событие или явление могли быть какими угодно, только не тюркскими. Так в эту эпоху Вашей, В. Абаева и других ученых сталинского призыва скифы, сарматы, аланы и многие другие народы Евразии в одночасье стали ираноязычными.

К примеру, в Вашей монографии «Аланские племена Северного Кавказа», Вы говорите о «многочисленных ираноязычных племенах, которые выделились из среды полукочевого сарматского населения Северного Прикаспия. От них осталось только малочисленное племя осетин...». На 1 января 1877 года осетин было 1800 человек, значит в средние века их было не более сотни. Остальные «ираноязычные племена» и вовсе бесследно исчезли, дематериализовались. Как вопрошал великий перс Омар Хайям: «Как много душ под колесом лазурным сгорает в пепел, в прах. А где, скажите, дым?».

(В скобках замечу: с юношеских лет и по сей день я – преданный поклонник великой персидской литературы и культуры. Советские востоковеды отметили мои переводы рубайят Хайяма на русский язык как одни из лучших в СССР, а переводы на карачаевский язык оказались первыми и последними в литературах малых народов СССР). И я доныне искренне не понимаю, почему иронцы и их ученые, поправ одну из величайших в мировой истории культуру своих предков – персов и саму их историю, пытаются присвоить себе последние три десятка лет не очень внятные аланские корни.

Но вернемся к Вашему тезису о многочисленных ираноязычных племенах. Уважаемый Владимир Александрович, ещё один дилетантский вопрос: если многомиллионные племена скифов, сарматов, аланов были по Вашей версии ираноязычными и веками населяли огромные пространства Евразии, то где же здесь хотя бы иранские топонимы? Где влияние безусловно великого, древнего и доныне здравствующего иранского языка на языки народов Евразии? Как, например, влияние тюркского на русский.

А как вы объясните, уважаемый Владимир Александрович, тот факт, что более половины осетинских имен и фамилий толкуются только на тюркском (карачаево-балкарском) языке. К примеру, фамилии того же Абаева, или Вашего собеседника по фильму Касаева, или имя того же Ахсарбека Галазова. Тогда как в обшироной (ок. 2,5 тыс.) карачаево-балкарской антропонимии заимствований осетинских антопонимов нет вообще.

В своей книге Вы воодушевленно приводите «авторитетные слова» француза Дюмезиля: «Именно у осетин и, конечно, отчасти уже у их далеких предков сформировалось ядро нартовского эпоса и наметились его главные герои. Знаю, что, вынося это суждение, я огорчу своих черкесских и абхазских друзей, но ma gis arnica Veritas (лат. „истина дороже дружбы"): в основе своей нартовский эпос – осетинский». Вам в первом издании книги разумно рекомендовали опустить раздел про Эпос, как и некоторые другие сомнительные разделы. В новом издании Вы, как говорит молодёжь, «оторвались по полной». Вы в своей осетинофилии себя просто не щадите, Владимир Александрович. Или проявляете научное невежество.

Вы, как и Ваш легкомысленный француз, и покойный В.Абаев, как всегда, не заметили «карачаево-балкарских друзей». Если бы Вы вместе с Дюмезилем, Абаевым, как и подобает добросовестным ученым, немного шире взглянули на проблему, то узнали бы, что многие известные миру исследователи кавказской Нартиады (М.В. Рклицкий, Б.К. Далгат, М. Талпа и др.) совершенно недвусмысленно писали о том, что «несуразности осетинской и адыгской версий легко устраняются на основе карачаево-балкарской версии».

В переводе на русский язык это означает, что вся кавказская Нартиада проистекает из карачаево-балкарского Эпоса. Этот Эпос изначально опирается на могучую платформу космогонических и анропогонических воззрений наших древних предков, основанных на тенгрианстве, пронизан сквозной логикой действа, в нем нет несуразностей. В нашем эпосе в соответствии с философией тенгрианства, повествуется, что после большого взрыва Великий Тейри (Тенгри) принялся создавать вселенную, Солнце, Землю, покрытую водой, низвел сушу, устроил на ней жизнь, трижды населял её разумными существами и трижды уничтожал их за жадность, жестокость, распутство. Для уничтожения хаоса, олицетворяемого хитрыми, жестокими и прожорливыми эмегенами, Тейри прислал на Землю нартов, которые, исполнив волю, создателя, на своих летательных аппаратах вернулись на небо…

Такова сквозная логика Эпоса, придающая ему полную завершенность и совершенство. Здесь нет фрагментарности, присущей другим версиям Нартиады. Космогонические мотивы Эпоса восхитили даже директора Института космических исследований РАН академика Л.М. Зеленого.

Абсолютно все антропонимы Эпоса толкуются на исконной основе, более того имена персонажей Эпоса полностью соотносятся с их характером и образом их действий. «Я могу сравнить эту махину разве что с «Илиадой» Гомера…», пишет переводчик карачаево-балкарского Эпоса на русский язык знаменитый поэт и переводчик Михаил Синельников.

В. Абаев, издавший осетинскую версию Эпоса после выселения карачаевцев и балкарцев, до конца дней сокрушался по поводу того, что на осетинской основе не этимологизируется ряд имен персонажей, но прежде всего, имя главного героя осетинской версии Сослана. Зачем было ученому столько мучиться. Было достаточно заглянуть в карачаево-балкарско-русский словарь или в академический Древнетюркский словарь. Абаев узнал бы, что слово «сослан» и на древнетюркском и на современном карачаево-балкарском языке означает буквально «сын гранита», что соответствует контексту Эпоса.

Заимствование культурных ценностей друг у друга народами – это абсолютно нормальное явление. Это красиво называется «диалог культур». Но некрасиво, полагаясь на суждения не вполне компетентных людей называть того, кто тебя облагодетельствовал, облагодетельствованным тобой…Тогда «диалог» называется по другому.

Может прав был, всё-таки, академик В. Б. Виноградов, который предлагал запретить Вашу книгу, как наносящую ущерб дружбе и взаимопониманию между народами. Как Вы прокомментировали его мотив: «Мол, осетины задерут нос…». Осетины благодаря Вашим изысканиям нос всё-таки задрали, так сказать, прочувствовали свою исключительность. И одно из самых трагических следствий этого – осетино-ингушский конфликт. Все наши с Вами книги, уважаемый профессор, не стоят одной-единственной жизни ребенка, убитого в массовой бойне, учиненной в Пригородном районе головорезами Кима Цаголова. По долгу службы я был детально информирован об этих жутких событиях и был в этих местах.

Несомненно, Галазов, Цаголов и иже с ними решили конъюнктурную задачу по выселению ингушей из Пригородного района. Вот только в глазах всего Северного Кавказа своим вероломством и жестокостью они покрыли позором весь осетинский народ. И, по-видимому, это их главная «заслуга» перед осетинским народом. А Вы не чувствуете своей доли ответственности в этой общекавказской трагедии, уважаемый Владимир Александрович.

И знаете ли, когда летом 1993 года под руководством выдающегося Виктора Петровича Поляничко мы впервые после войны сводили в г. Тереке для переговоров осетинских и ингушских старейшин, рядом с нами не было ни одного прекраснодушного ученого. Мы были вдвоем. Впрочем, был с нами ещё один федеральный чиновник, русский, поклонник осетин. Его любовь покоилась на приличных деньгах, которые он получал от осетин за информацию из штаба В.П. Поляничко. Виктор Петрович знал об этом и собирался его вышвырнуть, но не успел, как не успел провести в жизнь свои благородные планы по восстановлению добрососедства между двумя народами.…

…К концу с дня огромными усилиями нам удалось в упор друг друга не видевших вначале старейшин подписать меморандум о добрых намерениях и, более того, усадили их за один хлебосольный стол, накрытый главой Терека и вместе преломить хлеб. Отмечу огромную заслугу в этом успехе мудрого и мужественного М.И. Гиоева, который порой шел наперекор своим коллегам (да успокоиться он с миром).…


По моему глубокому убеждению, каждый народ на земле имеет прекрасное неповторимое лицо, он мудр и добр по сути, благороден и великодушен, потому что каждый народ на земле – от Бога. И нет здесь исключений. Ни одного. У каждого народа есть люди, достойные его имени, и таковых абсолютное большинство. И есть недостойные его имени. Таковых меньшинство, крохи. Но это – агрессивное меньшинство, озабоченное не судьбой народа, а собственной корыстью в том или ином виде. Тот случай, когда на бочку мёда достаточно ложки дёгтя. Эта плавающая на поверхности мерзость, вещает от имени народа и как бы олицетворяет его в глазах других.

В обслуге у них – ангажированные ученые-историки, которые поддерживают любой бред. Это – большой грех перед людьми и Богом. Я уж не говорю об уроне, причиняемой ими Науке, которая является системой приближений к божественной истине и, по большому счету, есть служение Богу.

Мне жаль, что Вы, заслуженный человек, непонятно по каким мотивам на склоне лет поменяли свои научные взгляды на противоположные и опустились до авантюрных пассажей.

И последнее, уважаемый Владимир Александрович. Мне представляется, что только недобросовестные люди, включая ученых, претендуют на истину в последней инстанции, поскольку истина – только у Бога. Если склонность измышлять гипотезы у представителей естественных и технических наук, всё-таки, ограничивается фундаментальными законами природы, то у представителей гуманитарных наук таких ограничителей нет. Видимо, это более всего касается истории. Наверное, поэтому польский писатель Станислав Ежи Лец сказал свою знаменитую фразу: «Если убрать из истории всю ложь, то это не значит, что останется только правда. В результате может вообще ничего не остаться». Похоже, писатель не далёк от истины…

Примите мои уверения в совершенном к Вам почтении и пожелания долгих лет творческой жизни.

Исмаил Алиев
5 мая 2018 г.

Читайте также:

Осетинским националистам мало уже захваченного чужого: они претендуют на земли и историческое наследие карачаевцев и балкарцев – Часть 1

Прочитано : 2557


Напишите комментарии

(В своих комментариях читатели должны избегать выражения религиозной, расовой и национальной дискриминации, не использовать оскорбительных и унижающих выражений, а также призывов, противоречащих законодательству .)

Публиковать
Вы можете ввести 512 символов

Новостная Лента